Універсітэт

Если нет кризиса, то зачем реформы? (NEW! Полный текст выступления Кирилла Рудого)

Корреспондент The EHU Times посетила «Октябрьский экономический форум» в Минске, где международные эксперты обсудили ситуацию в экономике Беларуси.

Необходимость реформ экономики Беларуси признают практически все: падающий с 2004 года ВВП и риск затяжной стагнации экономики наводят на мысль, что стране срочно нужны реформы. Директор Всемирного банка по Украине, Беларуси и Молдове Чимяо Фан отметил, что рост белорусской экономики ограничивают именно структурные недостатки, а потому стране необходимы структурные реформы. По мнению Чимяо Фана, иностранные инвестиции или техническая модернизация предприятий не спасут Беларусь: рост инвестиций приведет лишь к увеличению внешней задолженности, а техническая модернизация не устраняет корня проблемы – плановой работы предприятий.

чимяоЧимяо Фан, Директор Всемирного банка по Украине, Беларуси и Молдове:

«В Беларуси наблюдается ряд структурных недостатков, ограничивающих рост экономики. Это дискриминация частного сектора, непостоянство нормативно-правовой базы. Это сохраняющаяся практика производственных заданий для предприятий, которая ведет к полному отсутствию реакции на запросы рынка. Слабая социальная защита безработных затягивает переход работников на более производительные места».

Для того, чтобы экономика Беларуси начала расти, необходимы структурные реформы. Основные пункты программы реформ обозначил Директор Всемирного банка по Украине, Беларуси и Молдове:

  • Государство должно отказаться от плановых показателей производства;
  • Ценовое регулирование должно быть ограничено сферой коммунальных услуг;
  • Государство должно снизить уровень субсидирования и директивного кредитования;
  • Необходима программа страхования от безработицы за счет бюджета хотя бы на время реструктуризации экономики.

Эксперт от Всемирного банка отметил, что финансировать реформы необходимо за счет внутренних ресурсов, так как внешние программы займов отвечают потребностям Беларуси не в полной мере. Отказ от реформ, по мнению Чимяо Фана, лишь продлит стагнацию экономики, приведя к еще более серьезным последствиям.

Ключевые пункты реформ, обозначенные Директором Всемирного банка по Украине, Беларуси и Молдове повторялись экспертами из России, Швеции, Сербии. Не согласилась с позицией международных экспертов лишь белорусская официальная сторона. Помощник Президента Республики Беларусь, начальник главного экономического управления Администрации Президента Республики Беларусь Кирилл Рудый выступил с речью с неутешительным названием «Почему реформ в Беларуси в 2016 году не будет».

рудыйПомощник Президента Республики Беларусь, начальник главного экономического управления Администрации Президента Республики Беларусь Кирилл Рудый:

«Нельзя говорить, что реформ в Беларуси нет. Реформы идут. Да, они идут медленно, результат их непредсказуем, но они идут. Вообще реформы проводят, когда нет денег. Нельзя сказать, что в Беларуси нет денег: у нас есть налогоплательщики, есть инвесторы. Острого социального запроса на реформы в стране нет. Беларусь – не СССР, не Сингапур в шестидесятых и не Китай в семидесятых. Если нет кризиса, то зачем реформы? Наконец, кто эти реформы будет проводить? У нас нет таких кадров. Отличайте западный костюм от западных мозгов. Как реформаторы будут уживаться с нашими правоохранителями, хозяйственниками, большинство из которых – люди советской закалки? Я назвал причины, по которым, на мой взгляд, структурные реформы экономики в 2016 году не состоятся».

По словам Рудого, понять, будут ли реформы, можно из проекта бюджета на 2016 год, который будет утвержден зимой.

EHU Times приводит полный текст выступления г. Рудого.

Прежде чем назвать причины, почему реформы не по- лучатся, отмечу: нельзя сказать, что реформы – это что- то чуждое для экономики Беларуси и что за последние годы ничего не происходило.

Во-первых, экономика Беларуси меняется естественным образом: выросла сфера услуг, малый, частный, иностранный бизнес, создаются гринфилд-проекты. Прямые иностранные инвестиции ежегодно приходят хотя бы путем реинвестирования прибыли уже имею- щихся предприятий. Сократилась доля сельского хозяйства и промышленности в ВВП. Если в среднем в 1996–2000 гг. сельское и лесное хозяйство в ВВП составляли 13%, то в 2011–2014 гг. 8%, промышленность сократилась с 28% до 25%.

Во-вторых, постоянно делаются попытки структурных реформ: определяются приоритеты и туда вкладываются ресурсы, например, в 2008–2012 гг. цементная промышленность, стекольная, деревообработка. В 2013–2014 гг. работали межведомственные рабочие группы по реформированию строительной отрасли, сельского хозяйства, жилищно-коммунальной сферы. Приняты директивы, декреты по развитию предпринимательства, бизнеса в малых и средних городах.

Будем объективны: реформы идут. Медленно, реактивно, неустойчиво, с неожиданными последствиями, но идут. Значит, они возможны.

Пять причин, почему реформы не получатся

Первая причина: необходимость реформ неочевидна.

Речь не об экономистах, здесь есть понимание необ- ратимости реформ. Но как сухие цифры и постоянно меняющиеся прогнозы почувствовать, пощупать в жизни?

Во-первых, для широких масс необходимость реформ неочевидна. Разве можно сравнить ситуацию в СССР конца 1980-х, начала 1990-х гг. (где были дефицит товаров, система продуктовых карточек) с сегодняшней Беларусью? Или Сингапур 1960-х, Китай 1970-х гг. с нищетой, массовой внутренней или внешней мигра- цией населения, голодом, разрухой? Экономического кризиса в пережитом видении и понимании в Беларуси нет. Значит, если реформы не очевидны для населения и нет общественного запроса, тогда зачем реформы?

Во-вторых, реформы неочевидны для людей, прини- мающих решения. Реальная информация от компетентных, ответственных лиц в полной мере не докладывается и искажается, что объясняется уходом от ответственности, чувством страха, апатии. Это формирует разрыв между теми, кто обладает компетенцией и теми, кто принимает решения.

Вторая причина – реформы проводят, когда заканчиваются деньги.

Но в стране есть налогоплательщики: крупные сырьевые госпредприятия, банки, торговые компании. Есть финансирование от иностранных банков, открыты внешние финансовые рынки. Идут переговоры с международными и региональными организациями. В результате нет необходимости срочно что-то менять.

Тактикой остается получение быстрых результатов с помощью изощренных финансовых манипуляций. Они дают видимый, краткосрочный эффект, и поэтому счи- таются действенными и правильными. В основу стра- тегии закладывается неизвестность, какое-то неизвестное благоприятное событие. Если раньше его просто ждали, то теперь оно планируется: рост цен на нефть, изменение курса российского рубля, подъем внешних рынков.

Третья причина: отсутствие внешних стимулов.

Например, для стран Центральной и Восточной Ев- ропы стимулом было вступление в ЕС. Практически все страны ЦВЕ (кроме Латвии) до вступления в ЕС уско- ряли реформы, а после вступления приостанавливали, а некоторые вообще разворачивалось в процессе эко- номической трансформации назад (таблица).

Какие внешние стимулы у Беларуси: замедление реги- ональной экономики, падение цен на нефть, усиление влияния России? В этих условиях живем не первый год. Да, и Беларусь не раз доказывала, что внешнее давление бесполезно или ведет к обратной реакции.

Четвертое – кто будет проводить реформы?

Перегрузка текущими проблемами не оставляет ни сил, ни времени для стратегических решений. Отсутствие ясности куда ведут реформы и ответственность за их последствия тормозят принятие сложных решений, подталкивают к упрощению ситуации, сохранению прежней, хотя бы внешней формы.

Таблица. Комплексный средний индикатор ЕБРР структурных реформ отдельных стран ЦВЕ до и после вступления в ЕС

Страна (год вступления)

Значение инди- катора (год до вступления в ЕС)

Значение инди- катора (следую- щий год после вступления в ЕС)

Значение индикатора в 2013 г.

Польша (2004)

3,55 (2003)

3,66 (2005)

3,66

Словения (2004)

3,55 (2003)

3,33 (2005)

3,16

Венгрия (2004)

3,77 (2003)

3,88 (2005)

3,38

Словакия (2004)

3,33 (2003)

3,66 (2005)

3,38

Латвия (2004)

3,55 (2003)

3,55 (2005)

3,61

Эстония (2004)

3,33 (2003)

3,66 (2005)

3,61

Литва (2004)

3,55 (2003)

3,55 (2005)

3,33

Болгария (2007)

3,55 (2006)

3,55 (2008)

3,22

Румыния (2007)

2,88 (2006)

3,44 (2008)

3,33

Хорватия (2013)

3,33 (2012)

3,22 (2013)

3,22

Источник: Европейский банк реконструкции и развития.

Кому делегировать реформы, кто знает и умеет работать по-иному? Есть ли достаточное количество госслужащих с рыночным, западным образованием и опытом работы? При этом, «западный костюм» не означает «западные мозги». Знание иностранного языка и наличие западного лоска недостаточно для проведения структурных реформ. Нужны западные интеллектуалы, технологи, инженеры, финансисты, экономисты. Но даже их наличие потребует сосуще- ствования с имеющимся аппаратом, с хозяйственниками, силовиками – советской школы.

Кроме того, невысокая зарплата, низкий престиж госслужбы создают условия для отвлечения госслужащих на вопросы собственного трудоустройства, а не разработку новой стратегии. Вряд ли госслужащие готовы к новой стратегии, в которой себя не видят.

Пятое – оппоненты реформ.

Оппоненты говорят так: «Нет реформ – плохо, мало частной собственности, не идут иностранные инвестиции». Но как только звучит тихий голос реформаторов, то его сразу заглушает сарафанное радио: «будут народное распродавать», «начнут людей увольнять», «будет как в 90-х, эти реформаторы все развалили». Заметьте, не ликвидировали дефицит товаров, который был в СССР, не допустили голод, а что-то развалили. Если реформы критикуют даже критики того, что есть сейчас, зачем реформы? Поэтому реформы можно не проводить уже только потому, что о них говорят оппоненты.

Три условия, при которых реформы могут получиться

Первое – широкий общественный запрос и под- держка реформ.

Нужна общественная вовлеченность, постоянные разъяснения, прозрачность не только решений, но и процесса их принятия. В целом должна быть ясность ожиданий. В этом заключается просветительная роль экономистов, которые должны регулярно разъяснять реформы, а также альтернативы их отсутствия. Отсутствие общественного запроса на реформы не означает отсутствие запроса на улучшение жизни. По- этому роль ответственных экономистов пояснять, что это достигается образованием, трудом, и это нельзя просто взять взаймы. Например, Л. Эрхард еженедельно выступал с радиообращениями по экономическим вопросам и обязывал подчиненных, будучи в командировках, выступать перед людьми.

Второе – запрос на реформы формирует средний класс.

Средний класс в Беларуси невелик. Девальвации, падение доходов не дают ему окрепнуть. По оценке Института экономики Минэкономики, если в мае 2014 года средний класс в Беларуси составлял 49%, то в мае 2015 г. – 39%, в мире в среднем: 50–70%.

Средний класс надо взращивать. Например, в Китае при среднемесячной заработной плате по стране в последние годы 500–700 долларов, уровень необлагаемого подоходным налогом минимума составляет чуть ниже 500 долларов. Другой путь взращивания среднего класса – это развитие малого и среднего бизнеса, который в последние годы и так вырос в три раза: с 8% ВВП в 2003 г. до более 25% в настоящее время.

Третье – запрос на реформы формирует политическая элита.

В последние годы отмечается поколенческий сдвиг: появляются молодые министры, заместители министров. С 2013 г. Правительство и Нацбанк (вне зависимости от того, кто их возглавлял) постоянно формируют программы структурных реформ. Значит, на среднем уровне произошел не только поколенческий, но и ментальный сдвиг. При этом даже если нет четкого видения новой структуры экономики, очевидны проблемы в старой. Поэтому с каждым годом одни и те же реформы разрабатываются уже не для международных организаций, а для страны.

Заключение

Получить официальный ответ, будут ли реформы в 2016 г. можно только из официальных документов и решений Главы государства. Например, сделать вывод можно будет из программных документов на 2016 г.: изменились ли подходы к поддержке убыточных госпредприятий, директивному планированию, кредитованию, какая инфляция, какие параметры закладывает Правительство и Нацбанк?

Реформы – это новая стратегия, а, значит, новые приоритеты. Как их определить? Это то, куда тратятся ресурсы: время и деньги. Если принципиальных отличий от 2015 г. нет, то реформы не получатся.

И все же именно сегодня всем хочется услышать ответ на вопрос: «Что дальше?» Ответить на это невоз- можно. Нельзя учесть и предугадать все рациональные и иррациональные, внутренние и внешние фак- торы. Да и на решение влияет не только экономика. Однозначно одно – при ухудшении ситуации реакция точно будет. Но при централизации решений быстрая реакция может иметь разные направления и результаты. По опыту Китая в сложных условиях централизованная система можно выдать два варианта: или «большой скачок с культурной революцией», или «политику реформ и открытости».


Яна Лешкович

1 ответ на “Если нет кризиса, то зачем реформы? (NEW! Полный текст выступления Кирилла Рудого)

  1. Уведомление: Куда движется экономика России и как это скажется на Беларуси | The EHU Times

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s