Грамадства / История

Российский историк: преступность репрессий и депортаций в СССР должна была признать Россия

4 апреля в вильнюсском Доме журналистов прошла лекция российского историка, заместителя председателя Совета неправительственного историко-просветительского правозащитного общества «Мемориал». Портал The EHU Times посетил лекцию — публикуем основные ее положения.

https://embed.bambuser.com/broadcast/6689308

История репрессий в странах Балтии

Советская власть занималась каталогизацией населения. Когда-то я беседовал с одним американским историком, который в московских архивах изучал историю тайной и охранной полиции Российской империи. Он нашел справочник тайной полиции Российской империи, который был издан в 40-ом году. Он недоумевал: зачем было издавать такой справочник, когда с установления советской власти уже прошло почти 20 лет, для чего этих людей снова каталогизировать? Он предположил, что этих людей хотят привлечь на работу, что советская власть нуждается в такого рода специалиста. Я ему тогда ответил: похоже, что советы пришли на новые территории, где теперь пытается выловить тех же — а в странах Балтии действительно было немало эмигрантов из царской России, которые прятались от советской власти.

Когда советы пришли в страны Балтии, изначально аресты шли среди той категории людей, которую можно назвать белой эмиграцией. Но безусловно никто не забывал и о так называемой национальной буржуазии. Если посмотреть на бумаги депортации 41-го года, можно увидеть интересную вещь: прежде чем был подготовлен общий план депортационных мероприятий по странам Балтии, были представлены сведения о количестве учтенного несоветского и социально чуждого элемента. Кто понимается под социально чуждым и антисоветским элементом?

  • Участники контрреволюционных партий и антисоветских национальных организаций;
  • Бывшие жандармы, руководящий состав полиции и тюремщики;
  • Помещики, фабриканты;
  • Крупные чиновники буржуазного госаппарата;
  • Бывшие офицеры – белогвардейцы;
  • Уголовный элемент и проститутки
  • Члены семей всех вышеозначенных групп.

Идея конструирования страны на определенных социальных принципах — это в целом идея социальной чистки, принадлежащая Сталину. Здесь не возникает сомнений, что все те категории, которые мы видим намеченными на аресты и депортации 1941-го года в странах Балтии, эти категории неслучайны и абсолютно продиктованы именно задачами социально-классовой чистки. Объяснение этому лежит в области доктрин: социально-классовые мотивы этих репрессий вызваны человеконенавистническими доктринами, лежащими в основе советской системы. То же самое происходит и начиная с 1944-го года, когда в страны Балтии снова приходит красная армия, а за нею и советский аппарат. Во вторую волну советизации к обозначенным в документах 41 года «врагам» добавляется еще один — армия Крайова под Вильнюсом.

Согласно историческим документам, по состоянию на 15 февраля 1945 года в Литве, Латвии и Эстонии были арестованы 34 747 человек. Это внушительные цифры, цифры серьезных репрессий.

Послевоенные волны депортаций

Существует послевоенный документ, который вызывает у российских историков самые разные интерпретации. Это постановление совета министров СССР от 13 апреля 1946 года «О возвращении на Родину репатриантов-латышей, эстонцев и литовцев».

Какую линию Сталин вел по отношению к людям, которые в той или иной степени сотрудничали с немцами во время войны? Это люди, служившие в Вермахте или каких-то других объединениях. Они должны были быть непременно выселены в специальные поселения. Поначалу литовцев, латышей и эстонцев, сотрудничавших с немецкими войсками, отправляли на спецпоселения. А в апреле вдруг стали возвращать. Многие историки объясняют это экономическими соображениями — требовалась рабочая сила. Но у меня есть другое соображение, которое я лично отстаиваю. Мне кажется, у Сталина была в голове своя конструкция советских наций и того, как они должны существовать. Нельзя было страны Балтии оставить вообще без мужчин, ведь очень многие здесь служили в Вермахте, был организован призыв. Если смотреть в процентном соотношении по отношению к численности населения, получится очень внушительно. Всех их отправить на поселение значит сделать картину жизни этих республик слишком явной в глазах Запада — за границей скажут, что советский режим не пощадит никого. Это постановление от 46 года является именно корректирующим шагом исключительно для стран Балтии — для других народов таких исключений не делалось.

Следующее постановление, которое появляется в феврале 1948-го года, касается новой волны депортаций — эта волна уникальна для Литвы — так называемая операция «Весна», когда было намечено изъять 12 134 семьи (в целом 48 тысяч человек). Здесь выселению подлежали и члены семей бандитов, банд-пособников и литовских кулаков. Советская власть использует простой механизм — бороться с так называемыми бандитами советы могли только в лесу. Поэтому власть борется не с ними, а с их семьями. Это же вполне нормально для советских правил: ответственность за действия главы семьи несут его родственники. Здесь возникает вопрос: а с каких пор вообще советская власть «берет заложников»? Ведь это типичные заложники по сути своей.

Если смотреть статистику, то в ходе операции «Весна» в мае 1948 года из Литвы были выселены 39 тысяч человек. 18 эшелонов прибыли в Красноярский край, 9 эшелонов — в Иркутскую область и 3 эшелона в Бурят-монгольскую ССР.

Судьба депортированных после смерти Сталина

После смерти Сталина Лаврентий Берия начал волну реабилитации. С мая 1954 года заработала комиссия, которая занималась пересмотром дел репрессированных на местах. Постепенно режим спецпоселений снимался с различных регионов. Но отмена режима спецпоселений не касалась кулаков, высланных из стран Балтии, и с членов семей тех, кого причислили к подполью. Все эти восстановления и послабления не касались высланных из стран Балтии. Получалось так, что со временем кулаков простили, народы частично возвращали на места — вновь обрели государственность чеченцы и ингуши, вернулись калмыки, но не высланные из стран Балтии. Действовал такой принцип, что они могут быть свободными — но не могут вернутся туда, откуда были высланы.

При Хрущеве реабилитации репрессированных не происходило, но была постепенная отмена режима спецпоселений. Первая волна снятия режима спецпоселений для высланных из стран Балтии — это указ от 19 мая 1958 года, который снимал ограничения с членов семей высланных бандпособников подполья, помещиков, кулаков. С 1960-го года ограничения снимались с самих депортированных. Но вернуться они не имели права — они могли жить где угодно по СССР, но вернуться в свою страну высланные могли при разрешении Исполкомов Облсоветов или советов министров республик. Имущество не возвращалось.

Правовая оценка событий

Исторические документы свидетельствуют, что в 41-49 годах из Литвы было выселено 120 тысяч человек.

К 88 году была реабилитирована значительная часть репрессированных. Первый секретарь ЦК КП Литвы в письмах просил дать правовую оценку соответствующим союзным актам. Из Москвы пришел ответ от генпрокурора Сухова — никакого тотального признания несправедливости советских постановлений быть не может.

Советская власть так и не дошла до признания неконституционными и преступными решения о репрессиях и депортациях. Это должно было произойти уже в новой России. Почему-то не произошло.

Яна Лешкович

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s