Журналистика / История / Культура

Витаутас Скуодис: Мне было 11, когда я посвятил жизнь свободной Литве

7 декабря скончался литовский диссидент, профессор Витаутас Скуодис. За жизнь Скуодис написал более чем 20 книг, некоторые из них посвящены Беларуси.
Год назад нам удалось поговорить с профессором Витаутасом Скуодисом.
The EHU Times приводит текст интервью.

«Я геолог. Много лет преподавал в геологическом отделении Вильнюсского университета.  Сперва 10 лет, потом меня арестовали — получился 12 лет перерыв. И когда меня уже реабилитировали, я вернулся из-за границы и еще 10 или 12 лет проработал, пока не ушел на пенсию.
В 1953 году я окончил факультет геологии. 16 лет работал инженером. Работал с проектами крупных электростанций в Литве, Латвии, Беларуси.  А потом, когда защитил диссертацию, я ушел. Получил приглашение на работу в университете. Получается, если отбросить перерыв в 12 лет, то проработал больше 20 лет в университете».

Почему вас арестовали?

Видите, я больше работал в Латвии, чем в Литве. И когда я уже пришёл на постоянную работу в Литве, в университет, мне все было интересно.  И в то время начали издавать подпольную печать в Литве. Сначала одно издание, потом другое, потом вообще очень много появилось. И я включался в эту нелегальную подпольную работу. Сначала эти подпольные журналы перепечатывал на пишущей машинке, распространял. Потом начал сам издавать журнал «Перспективы», немного позже написал монографию «Духовный геноцид в Литве». И вот когда на меня вышел КГБ, я на подпольной работе проработал уже 7 лет. Представьте себе, преподаватель университета и занимается антигосударственной деятельностью.  Мой арест вызвал большой резонанс везде, особенно в университете. Никто точно так и не знал тогда, за что меня арестовали. Получил семь лет и еще пять лет ссылки.

Когда я отсидел в мордовских лагерях семь лет, меня уже везли в ссылку на дальний восток. Продержали один месяц в Челябинской тюрьме и сообщили, что от дальнейшего наказания меня освобождают, но я должен был уехать из столицы Литвы и из Советского Союза, потому что лагерь меня не исправил. И причем я уехал не один, а с семьёй. Я, жена и младшая дочь уехали в Америку.

Почему в Америку?

Условия гласили уехать в любую страну из советского союза. То есть ссылку на восток заменили мне ссылкой на запад. В Америку, потому что мой арест вызвал большой резонанс также и за границей. Кроме того, я по месту рождения гражданин США. Американские власти тоже делали попытки освободить меня из тюрьмы. Однако литовцы тогда объяснили им, что «Он также и наш гражданин, советский. А вообще-то у нас перед законами все равны».

Ничего, я отсидел семь лет и был очень доволен, что не освободили, потому что нас осудили троих, потому как мы вместе работали — я, один писатель, поэт и еще один учитель.

Почему не жалеете, что Вас не освободили из тюрьмы?

Дело в том, что наше дело было общее, нас троих. Если бы меня американцы освободили как своего гражданина, то остальные два остались бы в тюрьме. А один и другой включились в эту работу через меня.  Так это было бы очень нехорошо, на мой взгляд, если бы меня освободили, а их оставили в тюрьме.

Чем вы занимались в ссылке?

Находясь за границей, я очень много занимался антисоветской деятельностью, так сказать. Тогда это был очень редкий случай, чтобы из Литвы кто-то поехал в Америку. Я очень активно занимался политикой, много писал, много ездил. Объехал много стран, посетил почти все литовские диаспоры в различных странах. Америку вдоль и поперёк, и несколько раз. В Канаде несколько раз бывал, в Южной Америке, Австралии. Около 6 раз приезжал в Европу, в Италию, Швейцарию, Германию, Западную Англию и Францию. Везде говорил о том, что творится в Литве. Одним словом, занимался такой пропагандой политической, но цель заключалась в том, чтобы Литва опять приобрела независимость, которую она потеряла в 1940 году.

Когда я уже вышел на пенсию, то издал довольно много книг. Около 20. Все эти книги, по сути, рассказывают о моей биографии.

Например, книга «Игра в сетях КГБ» рассказывает о моей подпольном работе, начиная с первого обыска и заканчивая арестом. Много экскурсов в прошлое о подпольном работе. Далее продолжение книга «В паутинах КГБ. Игра в кошки мышки» о том, как 7 лет обо мне ничего не знали. Далее книги были «Под контролем КГБ. Под надзором МВД», «Путь балтийских стран к независимости» и так далее.

Книга «Голос из литовского подполья». Здесь собраны мои статьи, которые печатались в подпольных изданиях. В том числе, о состоянии культурных памятников западной Беларуси. Меня интересовала западная Беларусь, поэтому я ездил на машине туда. Путешествовал по этому краю, поскольку он очень тесно связан с литовской историей.

Две книги «Литва с той стороны». Здесь собрана публицистика, статьи, которые я писал проживая в Америке.

Когда начался период освобождения Литвы, я жил в Америке и пристально следил за событиями. Собирал материал,  в том числе из Парижа я получал материалы из газеты русской, которая поддерживала наши стремления освободится от советского союза.

Когда я вернулся с Америки, я еще дополнил национальный музей своими книгами и изданиями. А сейчас они своей инициативой решили эти книги повторно издать. Они должны в ближайшее время выйти из печати.

Я некоторое время работал руководителем Центра исследований геноцида. Но были такие деятели, которые очень хотели иметь своего человека в этом учреждении, чтобы с помощью него можно было хозяйничать в архивах . А там было много архивов КГБ. Они были в нашем распоряжении. Ведь кгбисты поняли, что через меня это сделать невозможно. В итоге, меня уволили через какое-то врем. Книга «Хроника лжи, ненависти и клеветы» — это я написал, когда меня отстранили благодаря тем людям.

Почему Вы решили вернуться, если семья осталась в Америке?

Довольно часто считают, что Америка — это какой-то рай, а это очень плохо. Я не по собственной воле уехал, меня сослали. И меня там считали наши эмигранты, литовцы, которые бежали, когда во время войны немцы отступали, кем-то вроде героя. Они очень активные, очень большие работы проделали. Например, наши эмигранты там издали литовскую энциклопедию. И культурная деятельность там была очень активная. Когда  у нас здесь, в советской Литве, все было под контролем КГБ и с их разрешения. А там литовцы были свободные. И когда началось освобождение Литвы, меня реабилитировали, пришло приглашение от ректора вернуться на работу, так я и вернулся. И проработал еще 12 лет в университете.

— Как Вы втянулись в подпольную деятельность?

В 1982 году появился подпольный журнал литовской католической церкви, которая регистрировала все преследования верующих, священников.  Ведь тогда была такая политика: в Литве и во всем Советском союзе веру надо уничтожить. Поэтому тогда были массовые аресты священников, не только католиков, но также и православных.  Храмы уничтожали.  Так вот когда появился этот журнал, весь мир узнал, какое положение верующих и церкви в Литве. Это ввело в бешенство КГБ. Они никак не могли выявить, кто издает этот журнал. Арестовали ряд священников. А я как верующий тоже считал, что надо чем-нибудь помочь церкви. Поэтому перепечатывал и распространял издания. Затем появилось еще одно издание «Заря».

Потом, поскольку у меня накапливалось много материала, который не годился ни одному, ни другому журналу, я сам начал издавать журнал «Перспективы». Он был таким философско-политическим. Сейчас считают, что это самый лучший журнал был тогда. И 4 года я писал книгу «Духовный геноцид в Литве». Кроме того я давал материал и для других изданий. За все это и получил 7 лет строгого режима.

— О чем вы писали, какие идеи высказывали?

Например, в «Духовном геноциде» представлены даже больше не идеи, а реальные факты преследований, преступлений. Темы, которые я освещал были следующие: атеизм и религия в печати литовской СССР,
атеистическое воспитание в начальных и средних школах, родителей школьников; атеистические выставки и др. Проводил качественный анализ атеистических статьей в литовской печати. При анализе этих статей было видно, что только несколько десятков авторов решались доказать, что бога нет. А когда я проверял в советских энциклопедиях, кто они такие. Оказывалось, что в ней таких вообще нет. Получается, это были авторы науке совсем неизвестные, и они решаются решать такой вопрос сложный.

Писал я также о ксёндзах и какие глупости придумывали на их счет. Во всех возможных направлениях я проанализировал атеистическую печать. Строил таблицы, подсчитывал, вычислял. Поэтому, кто знаком с этой книгой, считают, что она написана на диссертационном уровне.

О чем еще я писал? «Перспективы». Например, согласно рецензенту, «Перспективы» являлись наиболее интеллектуальным изданием сопротивления оккупационному советскому режиму.
Появился этот журнал, потому что существующая нелегальная печать была слишком закрыта, односторонняя. И кроме того, хотела отодвинуть внимание КГБ от «Хроники литовской католической церкви». Журнал «Перспективы» публиковал либеральные, демократические, социальные и народные идеи. Печатались дискуссии на тему еврокоммунизма, и также печатались статьи на тему национальной культуры, осуждался идеологический надсмотр над наукой и т.д.

Вы ведь также были одним из основателей журнала «Память народа»? Что можете сказать про это издание?

Да, мы издавали такой журнал. Это была моя идея,  я был руководителем в центре геноцида. Довольно солидная организация, и какая организация без своего органа. Поэтому я посоветовался со своими сотрудниками,  и решили издать этот журнал. Стунгурис активно принимал в этом участие. В журнале печатался материал связанный с ссылками, арестами в советское время, освещалась борьба партизан, убийства по политическим мотивам и так далее.

Потом избрали новый сейм и меня отстранили. Назначили другого руководителя, который сразу этот журнал и закрыл.  Мы выпустили 15 номеров — красивый, хороший был журнал. Я как-то смирился с тем, что эта история уже в прошлом. А, например, Стунгурис очень болезненно все это воспринимал, поэтому он все время мечтал о том, что надо возобновить это издание.

Когда немцы отступали, все надеялись, что с ними уйдут и советы. Но этого не произошло. Поэтому партизаны остались в лесах. Конечно… То что происходило потом это трагедия. Тысячи молодых людей погибли от советского режима. Такие темы и поднимались в журнале.

Почему Вы занимались подпольной деятельностью, что Вас подталкивало?

Я вообще патриот Литвы. И я еще был подростком, когда началась советская оккупация Литвы. Я тогда очень переживал. Для меня это был большой психологический удар. Мне было 11 лет, и я тогда как бы сам себе дал такую присягу, что всю жизнь посвящу тому, чтобы Литва была свободна.  Поэтому, когда появились подпольные печати, я с удовольствием в них включился.

— На Ваш взгляд, ценят ли в современном литовском обществе людей пострадавших от советского режима?

Сегодня почти нет ни одной семьи, в которой кто-нибудь бы не отсидел в лагерях или погиб. Это большие потери. Но это уже не восстановишь. Поэтому, мне кажется, что большинство все-таки не то чтобы ценят, но точно помнят эти события, какой след они оставили на каждой семье в отдельности и на литовском обществе в целом.

Яна Лешкович

Фото на первой полосе с сайта landsbergizmas.lt

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s