Грамадства

«ОК»: Литва возвращается к православию

О том, как живут православные в Литовской республике, «Общественному контролю» рассказал секретарь епархиального управления Виленско-Литовской епархии протоиерей Виталий Моцкус.

— Отец Виталий, сегодня Литва — страна сугубо католическая. По официальным данным, православными себя здесь называют всего 4% населения…

— В цифрах это 145 тысяч человек. Причем из них воцерковленных, то есть тех, кто приходит в храм хотя бы раз в месяц, — не более 3 тысяч.

— И все они — так называемые русскозычные?

— Этнические литовцы тоже есть, но их нельзя считать даже сотнями. Такова реальность. К сожалению… Почему так случилось, понять нетрудно. Во-первых, здесь до сих пор хорошо помнят царское время, когда Российское государство, используя в своих целях церковь, вело себя по отношению к местному населению, мягко говоря, не очень хорошо. Чего стоит один только действовавший полвека запрет на печатание книг на литовском языке! Люди об этом помнят до сих пор. Как, собственно, не забыли и негативного отношения к католицизму в советское время. В общем, факторов, отвращающих литовцев от православия, существует немало.

— И все-таки вы, этнический литовец, пришли к православию, причем уже в сознательном возрасте. Представляю, с каким осуждением вам пришлось столкнуться! 

— Такое случалось, особенно в первое время после того, как страна стала независимой. Мне иногда прямо говорили, что я иду к оккупантам, к русским. Люди ведь не особо отличают русское от советского, потому что все советское предлагалось в те годы на русском языке. Хотя, если уж быть объективным, можно вспомнить, что советскими были и литовцы, насаждавшие в Литве коммунистическую идеологию. Но я на все обвинения отвечал и отвечаю, что четко отделяю религию от политики, духовную жизнь — от общественной.

— То есть права православной церкви в Литве все-таки ущемляются? 

— Ни в коем случае! Напротив! Дай Бог, чтобы в других странах мира, в том числе и в России, православные жили так, как мы живем в Литве!

— Простите, не поняла… Общество — против, а вам живется хорошо? 

— Перечислю лишь основные факты. Мы являемся в Литве традиционной конфессией и равны перед законом с религией абсолютного большинства населения — католицизмом. Государство возвратило православной церкви практически всю отнятую Советами собственность. Мало того, мы получаем из госбюджета некую сумму за то, что нам возвращена не вся принадлежавшая когда-то церкви земля. Собственно, мы на нее не очень-то и претендуем — что с ней сейчас делать? Строить храмы? Да, мы имеем на это право, но зачем? Церквей в Литве много, а верующих, как я уже сказал, — не очень. И, тем не менее, деньги перечисляются.

— В том, что эти суммы церкви необходимы, можно не сомневаться. Тем более что далеко не все общины из-за своей малочисленности оказываются в состоянии содержать храм и священника.

—  Безусловно. Из сел, где нет работы, люди перебираются в крупные города: Вильнюс, Каунас, Клайпеду. Да и вообще население Литвы с каждым годом заметно сокращается, так как многие уезжают за границу. Из 55 литовских православных приходов как минимум в десяти, можно сказать, людей вообще не осталось. Вот, к примеру, есть такой городок Аникшяй, где население — около 3 тысяч человек. Так там живет только один православный! И храм прекрасный есть — Сергия Радонежского, но он пустует. Приезжает раз в год настоятель из другого храма, служит, чтобы все-таки совершалась молитва, — и все. Где-то живут только три православных человека, где-то приходят на службу пятеро…

— Такое же положение и в больших городах?

— Нет, конечно! В большие праздники в вильнюсских храмах собираются сотни человек. А скажем, в предпасхальные дни освящать куличи — вообще тысячи. Мы можем отследить это по количеству приобретенных свечей. И знаете, в последние годы мы с некоторым удивлением стали замечать, что на наши службы приходят много католиков. Причем не просто приходят, а заказывают панихиды и молебны! Говорят, мы красиво молимся.

— Но ведь многие из молодых литовцев не понимают ни слова по-русски! 

— Вы правы. Но в Вильнюсе, в Старом городе, есть храм Святой Параскевы, где богослужение совершается по-литовски. То есть во всех приходах какая-то часть православных — этнические литовцы, но в Святой Параскеве посещаемость самая большая. Православная церковь освобождена в Литве от всех налогов. Даже мы, духовенство, то есть физические лица, подоходный налог не платим, но при этом имеем медицинские полисы и со временем будем получать от государства пенсию.

Мы можем преподавать Закон Божий. Если в школе имеется хотя бы восемь детей, желающих изучать православие, администрация обязана нанять учителя. Причем речь идет не о факультативе! Закон Божий числится в сетке предметов наряду с математикой, физикой и английским языком.

И, что еще важнее, мы дружим и по-братски общаемся с церковью абсолютного большинства населения — католической. Информируем друг друга, советуемся и дружно реагируем на происходящие в стране процессы. К примеру, мы составляем совместные декларации католиков, православных и лютеран по актуальным, животрепещущим вопросам, таким, как эвтаназия или однополые браки. Мы реагируем, и, слава Богу, видим: нас слышат. И понимаем: это происходит именно потому, что выступаем все вместе.

— А кто переводил церковнославянские тексты на литовский?

— Самый первый перевод был осуществлен и опубликован в Санкт-Петербурге еще в XIX веке, но, поскольку печатать на литовском языке было нельзя, издатели использовали «гражданку», то есть русский шрифт. Правда, терминология тогда была совсем не разработана, а значит, применить для нового перевода тот старый оказалось невозможно, и я с помощью группы людей начал все заново. Процесс, конечно, пока далеко не закончен, потому что мы молимся на литовском языке только 11 лет. Но, думаю, лет через сто у нас будут вполне качественные тексты, которые уже не стыдно будет кому-то и показать.

— Возможно, когда-нибудь появится и национальная литовская православная традиция?

— Ну, это лет через пятьсот…

— С другими конфессиями, допустим с мусульманами или иудеями, вы тоже сотрудничаете?

— Мусульман здесь крайне мало. Иудеев также совсем немного, и какого-то прямого соприкосновения не происходит. А если говорить о православии вообще, для Литвы оно — совсем не чужая вера. Четверо православных литовцев даже канонизированы: трое виленских мучеников, пострадавших за веру в XIV веке, и псковский князь Довмонт, прославленный Русской церковью как благоверный. И сегодня, хотя нас совсем немного, я могу с гордостью сказать: мы, православные, украшаем своей верой нашу страну, которую по-настоящему любим…

Светлана Белоусова («Общественный контроль»)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s