Грамадства / Палітыка / Эканоміка

Посол ЕС: таких высоких встреч, как саммиты Россия-ЕС, уже не будет

Глава представительства ЕС в России Вигаудас Ушацкас рассказал в интервью РИА Новости, что Европейский союз не готов к нормализации отношений с Россией до тех пор, пока не будут полностью реализованы минские соглашения по Украине.

— Прошедший год прошел под знаком дальнейшего охлаждения, если не заморозки, отношений Россия-ЕС. Стоит ли ожидать каких-то подвижек к нормализации в году следующем? Существуют ли хоть какие-то возможности для компромисса?

— Готовясь к интервью, я думал, какое определение дать уходящему году. Потому что надо оценивать всю совокупность как негативных, так и некоторых позитивных факторов. Если вкратце, то это был сложный и напряженный год с отдельными периодами положительного взаимодействия.

Во-первых, конечно, уходящий 2015 год был сложным годом, потому что напряжение в отношениях между Западом в целом и Россией, между Евросоюзом и Россией продолжалось по широкому кругу вопросов.

К сожалению, до сих пор не урегулирован конфликт на Украине. С момента его начала более 9 тысяч человек погибло и около 3 миллионов человек стали беженцами. В этом году продолжалось кровопролитие в Сирии, которое уже унесло жизни 250 тысяч человек, беженцами стали около 4 миллионов человек. Этот конфликт затронул также и соседние с Сирией государства, и Европу.

И, конечно, мы также с обеспокоенностью следим за сужением в России пространства для гражданского общества и правозащитников — о чем говорим мы, и о чем нам говорят простые граждане России. Законы об иностранных агентах и нежелательных организациях и в целом мобилизация СМИ вокруг антизападной повестки — все это не способствует, с нашей точки зрения, развитию открытого общества на основе принципов плюрализма, что является признанными нормами жизни в Европе и в отношениях Евросоюза с Россией.

Я бы также хотел отметить, что мы с обеспокоенностью отмечаем тенденцию к отгораживанию, как я это называю, или самоцензуре в некоторых регионах России, которые я посещаю. Это не касается Москвы, где все-таки мы встречаем доброжелательный подход со стороны как чиновников, так и бизнеса. Однако я удивлен, что в регионах нам становится все сложнее организовывать встречи со студентами в местных университетах. Как правило, так совпадает, что когда я приезжаю в тот или иной регион, то ректоры и губернаторы находятся либо на больничном, либо в командировке. И уже второй год подряд нам не разрешают проводить фестивали дней Европы в городах России, которые раньше проходили при участии всех посольств ЕС, были очень популярны и, с нашей точки зрения, сближали народы Европы и России.

Что касается положительных моментов в наших отношениях, то я могу отметить, что, вне зависимости от определенной тенденции на самоизоляцию, российские университеты и научно-исследовательские институты по-прежнему являются самыми активными участниками исследовательских программ ЕС. В этом году рекордное число университетов и более 3,5 тысячи студентов получили стипендии или участвуют в программах обмена с Европейским союзом по программам Эразмус и Жан Моне.

Другой положительный момент, и об этом я говорил ранее на встрече с (главой минэкономразвития РФ Алексеем) Улюкаевым, что Европейский союз по прежнему является и, скорее всего, останется крупнейшим торговым и инвестиционным партнером России. 75 процентов всех внешних инвестиций в Россию поступает из стран ЕС. В первой половине этого года 46 процентов российской внешней торговли пришлось на Евросоюз. Для сравнения, в торговом обороте России доля стран АТР составила 27 процентов, а доля ЕАЭС — всего лишь 7 процентов. Поэтому мы объективно констатируем, что независимо от ограничительных мер, независимо от (российских) антисанкций торговля, где это возможно, все-таки продолжается. И, несмотря на общее снижение внешней торговли России, ЕС все-таки остается очевидным лидером, крупнейшим торговым и инвестиционным партнером России.

Говоря о позитивных моментах, я бы также отметил, что хотя минские соглашения полностью пока еще не выполнены, но был сделан позитивный рывок. Благодаря минским соглашениям, мы с сентября не наблюдаем драматического ухудшения ситуации. Хотя желали бы, конечно, более быстрого и полного выполнения договоренностей. Также обнадеживает информация о достижении в рамках контактной группы по Украине договоренности о полном прекращении огня на востоке страны в период новогодних праздников.

Конечно, важно отметить, что в уходящем году Россия и ЕС совместно работали по глобальным вопросам: содействовали достижению важного исторического соглашениям по иранской ядерной программе. Россия также поддержала инициативу Европейского союза в ООН по резолюции в поддержку операции ЕС в Средиземном море (EU NAVFOR), которая направлена на пресечение деятельности нелегальных перевозчиков мигрантов из Африки в Европу. И, конечно, то, что совсем недавно, 18 декабря, практически спустя пять лет с начала сирийского кризиса СБ ООН единогласно принял резолюцию, которая является дорожной картой для урегулирования кризиса в Сирии. ЕС всегда выступал за поиск политических путей выхода из этого кризиса и будет поддерживать шаги как ООН, так и региональных игроков, России и США, направленные на политическое урегулирование конфликта.

И я думаю, что самым обнадеживающим и важнейшим результатом уходящего года стало новое Соглашение по климату, которое придет на смену Киотскому договору. Оно было достигнуто 12 декабря в Париже. Это глобальное соглашение является сбалансированным результатом долгих переговоров и содержит план действий, который позволит удержать глобальное потепление значительно ниже двух градусов. Мы надеемся и желаем, чтобы Россия совместно с ЕС содействовала движению к амбициозной цели — достичь во второй половине нынешнего века углеродной нейтральности. Это поистине революционный момент, так как означает постепенный отказ от использования наиболее загрязняющих окружающую среду ископаемых видов топлива. Это стало бы не только ответственным шагом по отношению к будущим поколениям, но и помогло бы модернизировать наши экономики.

Давая оценку всем этим событиям, я надеюсь, что в следующем году мы продолжим совместную работу по развитию достигнутых договоренностей и по выходу из кризиса, с которым мы столкнулись. И, конечно, я бы пожелал, чтобы в следующем году мы, во-первых, развенчали бы мифы и теории заговоров. А для этого надо встречаться и разговаривать. Во-вторых, объективно и открыто признали те разногласия и разные видения по всему списку вопросов, признав в то же время, что у нас есть и общие интересы. И самое главное, чтобы мы делали конкретные и, насколько это возможно, результативные шаги, которые позволят перейти к нормализации отношений между настолько важными партнерами, как Евросоюз и Россия. Это бы создавало новую реальность в наших отношениях. Эта реальность будет иной, это не будет business as usual, как до нелегальной аннексии Крыма и конфликта на Украине. Это будет новая реальность, которую мы все должны создавать не громкими заявлениями, а кропотливой, конкретной работой. Выстраивать новый modus operandi между настолько взаимозависимыми, хотя и не разделяющими полностью позиции друг друга сторонами, как Россия и Евросоюз.

Эти шаги, естественно, должны включать меры по полному выполнению минских соглашений, снятие торговых ограничений и воздержание от дополнительных шагов по ограничению свободной торговли с Украиной. И, безусловно, соблюдение международного права, в том числе прав и свобод человека, уважение суверенитета и свободы выбора наших соседей, будь то Украина, Грузия или Молдова.

Это также наша совместная работа по реализации Парижского климатического соглашения и совместная работа в «группе двадцати» по предложениям Китая, который в следующем году будет председателем «двадцатки». А также более тесная координация по борьбе с международным терроризмом, особенно в Сирии.

— Минские соглашения являются дорожной картой для урегулирования кризиса на Украине, который является одним из главных раздражителей в наших отношениях. Является ли, с вашей точки зрения, факт, что соглашения уже фактичекски продлены на 2016 год возможностью для реализации тех самых конкретных шагов, о которых вы говорите? Открывает ли это возможность для компромисса?

— Реализация обязательств в рамках минских соглашений продолжится и в следующем году. Все стороны, которые являются частью процесса — кто подтвердил эти соглашения, подписал их, — хорошо знают, что надо делать для полного их выполнения.

Это касается и вопроса местных выборов, где все-таки, к сожалению, пока сторонам трудно найти общее понимание для согласования порядка их проведения. Очень важно, чтобы выборы состоялись. Это и вступление в силу закона о специальном порядке местного самоуправления в отдельных регионах Донецкой и Луганской областей. Это и гуманитарные вопросы: все стороны обязались предоставить безопасный доступ для гуманитарной помощи в районы Донецкой и Луганской областей. Это, конечно, и процесс, который должен привести к тому, что в конечном итоге украинские пограничники получат полный доступ и контроль над восточной границей с Россией. Так что эти вопросы ясно обозначены. Часто российские политики обвиняют нас, ЕС, что мы, мол, давим только на Москву, а не на Киев. Но если вы зададите этот вопрос в Киеве, я думаю, лидер Украины и местные политики ответят вам, что ЕС настолько же активно призывает и оказывает давление с тем, чтобы не только Москва, но и Киев полностью соблюдал и выполнял минские соглашения.

(…)

— Формат саммита Россия — ЕС был заморожен в связи с ситуацией вокруг Крыма. Готов ли Брюссель в обозримом будущем возродить этот формат, учитывая те многочисленные вызовы, на которые и Россия, и ЕС вынуждены реагировать?

— Для начала нам необходимо решить первоочередные задачи. То есть гарантировать полное выполнение минских соглашений. Также стоит отметить, что наши отношения в будущем не будут такими же, как прежде, потому что откровенная агрессия со стороны России (в отношении Украины) сильно ударила по доверию.

Но, с другой стороны, мы должны способствовать плодотворному взаимодействию по тем вопросам, которые очевидно отвечают нашим обоюдным интересам. И по этим вопросам диалог не остановился. Министр Лавров и госпожа Могерини в последнее время встречаются, наверное, почти каждую неделю: или в Вене, или в Нью-Йорке, или в Белграде, или в других столицах. Президент Путин и председатель Еврокомиссии Юнкер встречались уже три раза за последние месяцы. Я бы сказал, что это часть новой реальности: таких высоких, таких знаковых встреч, какими до кризиса в наших отношениях были проводившиеся два раза в год саммиты Россия-ЕС, наверняка уже не будет. И это тоже последствие тех шагов, которые были предприняты Россией вопреки тем принципам, тому общему видению и общим правилам, которые, мы были уверены, разделяла и Россия. По нашим отношениям был нанесен сильный удар.

— То есть, в принципе, в обозримой перспективе ожидать перезапуска этого формата не стоит?

— Давайте не будем бежать впереди паровоза. В последнее время я часто слышу такое предложение: мол, все это уже в прошлом, давайте перевернем страницу, забудем про Крым и Донбасс, есть, мол, новые большие проекты, и там все будет хорошо. Но вы знаете, так не получится. Потому что мы были одной семьей и остались ею. Но у нас есть кризис в отношениях. Если мы честно не обратимся к нашим разногласиям и не дадим им оценку, если мы вместо того, чтобы откровенно признать взаимные ошибки и разобраться в причинах, истоках существующего конфликта, скажем: год завершается, и давайте, мол, перевернем страницу и будем реализовывать большие проекты от Владивостока до Лиссабона… То, со всем моим уважением к этим проектам, хочу сказать, что дорога из Владивостока в Лиссабон пересекает Днепр. Давайте помнить об этом. Поэтому нам нужен мир, взаимопонимание и взаимоуважение. Только так мы сможем вернуться к реализации этой долгосрочной идеи, которая является привлекательной как с точки зрения экономического потенциала, так и с точки зрения взаимодействия между нашими обществами. Мы должны признать те раздражители, которые сохраняются, и то, что дорога из Владивостока в Лиссабон идет через Киев.

— Как в принципе Брюссель видит для себя решение «крымского вопроса», учитывая, что со стороны России исключена возможность его возврата в состав Украины? Прорабатываются ли сейчас какие-то варианты?

— Мы, Европейский Союз, сознательно не принимали и не предлагали военного решения в ответ на нелегальную аннексию Крыма и дестабилизацию ситуации в Донецке и Луганске. Важно еще раз напомнить российскому читателю, что мы не ответили военными шагами, мы не ответили военными операциями, а ответили политическими мерами. Те санкции, которые мы ввели, направлены на то, чтобы урегулировать, успокоить ситуацию в Донбассе и деэскалировать ситуацию в Украине в целом. Что касается Крыма, единственное, что я могу сказать — Европейский Союз не признал и не признает нелегальную аннексию Крыма Россией со всеми вытекающими из этого последствиями: политическими, экономическими и другими, о которых знают как политики, так и бизнес.

— То есть, по сути, сохранился некий статус-кво в этом вопросе и публично ЕС не будет говорить о том, чтобы Россия вернула Крым?

— Я уже сказал, что мы не признаем нелегальную аннексию Крыма. Если и есть вообще, о чем договариваться по Крыму, то это Москва должна договариваться с Киевом. И делать это надо было до нелегальной аннексии.

(…)

— Формально визовый диалог ЕС и России заморожен. Если представить, что украинский кризис урегулирован, как быстро Москва и Брюссель смогут вернуться к прежним темпам работы по облегчению визового режима?

— Совсем недавно Еврокомиссия опубликовала отчеты о выполнении Грузией, Косово и Украиной плана действий по переходу к безвизовому режиму. Это свидетельствует о том, что доверие, хорошие отношения, взаимоуважение, приверженность верховенству права и усердная работа могут привести к желаемому результату. Я бы хотел видеть все это и в отношениях между Россией и Европейским Союзом. Еще в декабре 2013 года я представил первый отчет о ходе реализации Россией совместных шагов по направлению к безвизовому режиму. Этот отчет, с одной стороны, подтверждал определенный прогресс в их выполнении со стороны России, но также содержал и очень конкретные рекомендации, реализация которых позволила бы перейти к следующим этапам в нашей работе. Я надеюсь, что во время этой формальной паузы соответствующие российские органы власти не теряли время и продолжали работу по выполнению этих требований и рекомендаций. Они в любом случае должны быть выполнены, если мы хотим в будущем, после нормализации наших отношений, вернуться к вопросу о безвизовом режиме.

Требования, которые ЕС предъявляет к странам, заинтересованным вести переговоры по безвизовому режиму, хорошо известны российским коллегам. Я бы только пожелал, чтобы во время этой политической паузы они продолжили бы ту работу, которая бы помогла России, после нормализации наших отношений, подняться на качественно новый уровень в этом вопросе.

— То есть все равно все дело остается в политической паузе?

— Даже если бы не было политической паузы, выполнение рекомендаций потребовало бы определенного времени. Самое главное, я думаю, политическая пауза не мешает российским коллегам реализовывать те рекомендации и требования, которые присутствовали бы независимо от нынешних политических разногласий. Пауза паузой, а работа работой.

— Накануне Еврокомиссия опубликовала доклад о выполнении Украиной требований для перехода к безвизовому режиму с ЕС. Когда, вы рассчитываете, такой режим вступит в силу на практике?

— Решение Еврокомиссии означает, что Украина, Косово и Грузия соответствуют требованиям, необходимым для введения безвизового режима. Следующий шаг — законодательный процесс. Еврокомиссия формально представит новое законодательство, а правительства стран ЕС и Европарламент должны будут его утвердить. Сколько времени это займет, точно сказать нельзя. Может, четыре, пять или шесть месяцев… Но я ожидаю, что во второй половине следующего года безвизовый режим для этих стран будет введен.

Фото: rfl.org

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s