Лічбы / Палітыка

«Эхо Москвы»: Россия вступила в войну за реанимацию ялтинско-потсдамского миропорядка

Разговор двух топ-журналистов радио “Эхо Москвы” Сергея Бунтмана и Алексея Венедиктова о принципах и целях внешней политики России и о социально-экономических предпосылках страны выдержать начавшуюся войну,  в программе “Персонально Ваш” (12 12 2015).

A372C7F6-2992-46B9-B763-A50E78C25011_cx16_cy8_cw79_mw1024_s_n_r1

ФОТО (RL/RFE): Алексей Венедиктов

А.Венедиктов, главный редактор радиостанции ЭМ

Первое: цель внешней политики России вообще — восстановление ялтинско-потсдамского порядка. И Путин и его окружение – это я знаю, это не моя конструкция – считают, что этот порядок миру давал, дает и может давать стабильность; это удачное соотношение сил и разных, назовем это центром сил и коалиций; это правильно для того, чтобы мир существовал во взаимном страхе и уважении. Это вот цель внешней политики.

Война на сирийском направлении как один из элементов внешней политики России, конечно, этому служит – тут к гадалке не ходить. А война не служит другим целям. Участие России в этой войне не служит другим целям. Там есть еще цели, цели-цели и так далее. Но, если говорить в рамках восстановления поствоенного порядка, то да, это верно, и эта война тоже служит, в том числе, цели восстановления ялтинско-потсдамской истории с крупными империями, со сферами влияния, с разделом мира без права залезать ногами в эти ресурсы, которые находятся в сферах влияния. Поэтому да, можно согласиться с такой конструкцией, имея в виду, что она лишь часть более общей конструкции.

C.Бунтман, заместитель главного редактора радиостанции ЭМ

Где раздел мира?

А.Венедиктов

Это бывший Советский Союз за исключением Прибалтики… Включая Украину. Включая Таджикистан… Это признание наших интересов на Ближнем Востоке. Отсюда – вторая база (в Сирии — EHU Times), где стройка идет космическими темпами, как я понимаю. И доступ нашим военным и нашим нефтедобывающим компаниям туда. Возвращение в Ирак, возвращение в Ливию. Это наше возвращение в Африку, и признание наших интересов в северной части Латинской Америки. И Арктика.

Есть еще зона космоса, есть еще развертывание в космосе. Признание наших законных интересов в космосе. Я не могу сказать, раздел на сектора, но обсуждение вопросов оружия, размещения оружия или станций в космосе, космический мусор – все что угодно.

То есть это передел, возвращение ялтинско-потсдамской в более широком смысле, уже в мировом, не в европейской, а в мировой позиции.

C.Бунтман

Имеет ли такая политика хоть малейший шанс на успех?

А.Венедиктов

Я пока не вижу. Я знаю, что западные страны и Китай – вот еще центр силы, не будем забывать – западные страны плюс Ера, США и Китай, они не хотят фиксировать границ этих зон: всё – это пережитки 20-го века – всё. Хотя Китай при этом говорит: «Да, Россия имеет право ставить так вопрос. Вот мы тоже хотим там Средняя Азия… мы тоже хотим… Но мы и так туда зайдем с помощью денег». В общем, не обязательно договоры подписывать. У всех игроков там разные позиции. Американцы говорят: «Нет, всё – мир глобален».

C.Бунтман

Может ли это привести к не гибридной, «горячей» войне?

А.Венедиктов

Она уже идет.

C.Бунтман

Экономическая ситуация у нас уже: 37  ($) нефть с чем-то стоила – вот это падение нефти, которое даже осторожные называют проблемным, не признавая кризис; уже расчеты по 50 $ на следующий год, они трещат по швам – что это может усугубить?

А.Венедиктов

На самом деле, очевидно, что следующий год – во всяком случае, мои разговоры с разными людьми показывают – падение будет продолжаться. Однако скорость перехода в социальную…, она непонятна. Смотри, главное — что было главное? Какую поставил задачу Путин перед экономическим блоком правительства, Центробанка, администрации президента? Неповторение 98 года, чтобы не было паники, чтобы не было истории с вкладами. Нет паники, нет истории с вкладами, нет пустых полок, кстати. То есть вот эта часть, которую Путин обозначил для экономического фланга, она выполнена в этом году была.

На мой вопрос «В следующем году эта же часть остается?» — мне сказали: «Будь уверен, в следующем году не будет, что бы ни было – резервы есть на 16-й год, на 17-й год – не будет паники с вкладами, не будет безумной инфляции, не будет пустых продовольственных полок в больших городах. Цены будут расти, но все будет, как сейчас. Инфляция уменьшится до 8%, ну в два раза, грубо говоря. То есть резерв большой. Но если исходить из дальнейшего, то есть из накапливаемых проблеем, — это просто говорят люди, которые принимают решение, — то, поскольку проблемы не решаются, а накапливаются, то есть они фиксируются и накаливаются, то, что будет дальше, за года никто предсказать не может». Поэтому и бюджет-то перешел с трехлетнего на однолетний, потому что невозможно планировать.

1396354

ФОТО (Ритас Стасялис) на первой полосе The EHU Times: ворота при въезде на загородную резиденцию председателя правительства РФ.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.