Грамадства / Палітыка

Лилия Шевцова интервью EHU Times: “Лукашенко – не вечен”

ANNUAL MEETING 2008 WORLD ECONOMIC FORUM

Фото: WORLD ECONOMIC FORUM

Лилия Шевцова – ведущий российский политолог и научный сотрудник Brookings Institute в CША, остается одним из самых цитируемых на Западе специалистов по переходному периоду пост-советского пространства. Написавшая несколько блестящих книг по этой теме, в интервью для EHU Times г. Шевцова предупреждает, что за четверть века транзитный период, к сожалению, так и не закончился. А общества новых независимых стран в будущем неизбежно столкнутся с вызовом выбора своего пути.

Что Вы называете новой главой разложения СССР?

Момент 1991 г., развала Советского Союза, еще не завершен, не закончен и вышел на поверхность вновь. Только драматическими конвульсиями. Они находят отражение в следующем: самодержавность России никуда не делась и не изчезла, как мы надеялись в начале 90-ых. Российская элита сменила шляпы: система отбросила доктрину имитации Западной модели и вернулась к модели архаического самодержавия, по сравнению с которым самодержавие советского типа выглядит совсем цивилизованно. Во-вторых, русская система пытается вернуться к ялтинско-потсдаммскому миру. Пытается возвратить новые пост- советские государства под свое влияние жесткими способами, которых СССР после Хельсингского пакта 1975 года к своим сателитам не применял. В-третьих: в некоторых независимых пост-советских государствах появляются признаки иных кризисов явного исчерпания пост-советской модели, который приводит к поискам новых.

Имеете ввиду Украину?

Во-первых, Украину. Она пытается обрести новую идентичность и повернуть в Европу. Но не только Украина. Нестабильны и другие режимы на этом пространстве: в Средней Азии, где назревает смена лидеров и, очень вероятно, самих режимов. Какой будет там вектор развития, во многом будет определять положение в двух крупнейших странах региона – Узбекистане и Казахстане: что будет потом, когда лидеры этих стран скоро уйдут с политической сцены.

В общем, многие вопросы, которые появились 20 лет назад, не решены, либо решены не так, как хотелось бы. И по этому ситуация гораздо более мучительная и неопределенная, а меры, при помощи которых будет совершаться дальнейшая трансформиция, будут проходить в условиях мощной турбуленции.

Почему?

Да потому, что четверть века назад был привлекательный и четкий ориентир – западная либеральная демократия. А сейчас его не стало из-за кризиса этой модели.

Смею предположить, что главное чаяние большинства обществ стран постсоветского пространства (мы не говорим о Балтийских госудаствах) — это стабильность и внутреннее спокойствие. Режимы, какие они ни были, эти чаяния отражают во всем. По Вашему – это иллюзия, обман?

Разнотипные режимы постсоветского пространства демонстрируют разную долю нестабильности. Европейские – Беларусь, Украина, Молдова по разному, но совершенно очевидно являются турбулентрыми зонами. Беларусь с 20 лет у власти находящимся Лукашенко создало мини-модель советского государства, но оно настолько хрупкое – присоска к российской экономике, которая без дешевого сырья и российских субсидий давно бы грохнулась в лужу. Хотя Лукашенко время от времени играет на двух пианино, сохраняя присоску к российской груди, пытается заигрывать с Западом.

Украина – это другой тип нестабильности. Страна пытается выйти из серой геполитической зоны, финляндизации. И ее успех или провал зависит не только от украинской элиты, которая во многом недостойна своего народа, но и от политической воли Запада прийти на помочь.

В Молдове мы наблюдаем совсем мучительный пример. После падения коммунистического режима Воронина, который страну довел до совершенно безысходной бедноты, страной правят про-европейские политики. Тем не менее, они оказались слишком слабы, чтобы совладать проблемами страны и опять привели Молдову к ситуации безнадежности. Им придется выбираться из этой ямы тогда, когда идея европейской демократии оказалась дискредитирована.

На Кавказе, в Грузии революционная элита Саакашвили была сметена во время выборов. На смену пришедший режим уже начал жесткие попытки угробить политический плюрализм. Один из лидеров “Грузинской мечты” заявил, что портрет Сталина должен висеть в каждом грузинском доме и служебном кабинете. Но не думаю, что Бидзине Иванишвили удастся в конце концов сбить общество с европейского пути развития.

Совершенно драматическая ситуация в Армении – государстве, которое может существовать только под крылом мощной страны. Они сделали серьезный шаг назад, отказавшись от ассоциации с Европейским Союзом. В Евразийском пространстве выживают только петро-государства (страны экспортирующие энергетическое и другое сырье – Р. С.).

Но даже нефть и газ не помогают Алиеву в Азербайджане избегать репрессий против оппозиции, поскольку он чувствует нестабильность.

В Средней Азии – так и не справившийся с последствиями гражданской войны Таджикистан. Туркменистан, выживающий только из-за сырья и поглядывающий в сторону России, Ирана и Китая. Узбекистан – один из самых нестабильных режимов в регионе. В Казахстане ситуация вроде стабильна и прогнозируема, но мы же помним, что первое недовольство жанаозенских нефтяников Назарбаев в прямом смысли затопил в крови. И мы помним, что делает Астана со своими оппозиционерами, например Мухтаром Аблязовым. Они тратят миллионны долларов на уничтожение оппозиции. И это потому, что они так благополучны и стабильны?

Ка мы видим, режимы разных стран по разному пытаются выйти из пост-советской действительности, но общая их проблема состоит в том, что нынешнее поколение элит этих стран не способно предоставить альтернативу политикам, которые не выполнили свою миссию трансформации. Мне кажется, что общества этих стран были более готовы к переменам, нежели элита и политики. По крайней мере в Украине и Молдове – совершенно точно.

Создает ли неопределенность, на которую Вы указываете, проблемы региональной стабильности и безопасности?

Лучшая гарантия стабильности и безопасности существования общества – это правовое государство и верховенство закона. А не личная власть, которая бросает общество в самые рискованные и безнадежные авантюры. Посмотрите на сегодняшнюю Россию.

Но вы правы, много зависит и от внешних факторов. Вспомните 90-е годы прошлого века. Отчего демократия была на устах даже лидеров Среднй Азии? Почему даже авторитарные лидеры баловались либеральной риторикой? Потому, что плюрализм, верховенство закона – это было модно. Но вместе с кризисом западной либеральной демократии, с ее уходом в раковину, преобладанием парадигмы политического прагматизма, уменьшением интереса тем, что творится в постсоветском пространстве, возможность обеспечения Западом реальной безопасности этого региона снизилась.

Мы видим, что Россия сегодня ситуацию на постсоветском пространстве больше дестабилизирует, чем играет стабилизирующую роль. Китай увлекаясь увеличивающимся геополитическим весом идет на авантюры, которых раньше избегал. Я имею ввиду строительство им искусственных рифов и взлетно-посадочных полос для военной авиации в Южно-китайском море. Или заглядывание Китая на необжитые регионы российской Сибири и Дальнего Востока. По этому не думаю, что современный Китай с его агрессивным лидерством может стать по настоящему стабилизирующим фактором на постсоветском пространстве. Сегодня Китай проводит процесс тихой экспансии в Средней Азии, Россия ввиду ее слабости старается избежать конфронтации по этому поводу. Но никакой дружбы, никакого взаимного доверия между Москвой и Пекином не существует.

Наверное есть еще один важный фактор, определяющий угрозы возможной нестабильности. Все-таки 10-15 лет назад при общем росте глобальной экономики, места в мировой цепи разделения добавленной стоимости хватало многим. Не исчерпали ли постсоветские страны иннерционный потенциал, который в их экономиках сохранялся после развала Советского Союза?

Вы правы. Во первых, модель бензинового государства никогда не отличался стабильностью. Такие общества имеют тягу к корумпированности и неустойчивости. Пока Казахстан, Туркменистан, Азербайджан, Узбекистан, Россия выживают, каждое падение цен на нефть усугубляет структурные проблемы экомомики. Это то, что происходит сейчас в России, в которой экономические проблемы начались еще при высоких ценах на нефть на рынках. Эта же судьба уготована всем странам из списка бензиновых стран выше.

Лидеры этих стран упускают шанс для модернизации своих стран. Под модернизацией я предпологаю во первых модернизацию политической системы, основанной на верховенстве права и независимости судебной системы. А нынешние лидеры позволить это не могут.

Так что траектория вниз – неизбежна. Может быть не сейчас, может не в следующие пять лет. И не только в бедных странах, какой является Молдова. Если во внешне благополучном Казахстане растреливают протестующих нефтянников, это означает, что в так называемой стабильной стране уже сейчас – масса проблем. Эти очаги рано или поздно могут стать факторами социальной и политической напреженности и создать угрозу региональной безопасности. Тем более, что в центре Евроазии находящаяся Россия сама теряет свою устойчивость.

Почему у стран ЕврАзЭС не получается совершить толчек в развитии, несмотря на интеграцию и снятию торговых барьеров?

В целом, наблюдая за этим проектом я могу сказать, что экономический союз, а так-же все его политические надстройки – страшно не эффективны. Пока Беларусь в этой структуре получает большую выгоду чем Казахстан и Россия. Казахстан, в силу интересов собственной безопасности войдя в ЕврАзЭС, открыл границу с Россией и Беларусью и закрыл кордон потоку китайских товаров, которые, оказывается и дешевле, и качественнее, чем у нынешних партнеров по блоку – России и Беларуси. Сама Россия теряет от этой интеграции, потому, что вынуждена покупать лояльность других государств и субсидировать Минск. До недавнего времени Беларусь выигрывала, но кризиссное состояние России может привести к проигрышу.

ЕврАзЭС – это миф. Зонтик, который удовлетворяет геополитические амбиции Кремля и дает определенные выгоды элитам номинальных сателитов. Но в целом это антиинтеграционная инициатива, которая фактически замораживает экономическую модернизацию Армении, Беларуси, Казахстана и Киргызстана.

Как Вы полагаете, дойдет ли до дел постсоветского пространства внимание Запада? Особенно на фоне европейских проблем с беженцами, глобальных проблем на Ближнем Востоке.

Могу опирараться только на собственную интуицию. Четкой траектории Европы, тем более США при уходе Обамы – нет. Но с определенной четкостью мы можем говорить о нескольких важных моментах. У Запада слишком много головной боли. Кризис ЕС с мигрантами, собственные радикпльные правые, не решенные проблем устойчивого экономического роста. Это отвлекает внимание от проблем большой Евразии. В первую очередь новыми независимыми странами Европы, которые уже стоят перед выбором своего пути, либо скоро будут стоять. Потому, что Лукашенко не вечен.

Второй важный момент в том, что мы должны по иронии благодарить Путина, который перевернув европейскую шахматную доску разбудил НАТО и показал, что попустительский прагматизм в политике приводит к реваншизму. Запад начинает поиск новой внешнеполитической доктрины, возможно – использовать опыт Рейгана, механизмы сдерживания агрессивности России и Китая, так-же помощь тем странам, которые не хотят находиться во враждебной Западу орбите. Когда появиться эта доктрина – мы не знаем.

Но этом процессе очень важен факт появления в международной политике Германии в новой роли. Ведь Германия всегда сотрудничала с Кремлем и содействовала интересам России, как бензинового государства в мире. Я думаю, что во время конфликта на востоке Украины благодаря Германии и Скандинавских стран, которые тоже ищут свою роль в международной политике, России были указаны красные черты, переступления через которые Запад не позволит.

Это тектонические сдвиги, кторые окончательно не оформились, но они происходят.

Беседовал Ритаc Стасялис (ЕНU Times)

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s