Грамадства / Палітыка

В интервью с Линасом Линкявичусом The EHU Times затронула тему приостановки санкций в отношении Беларуси

EHU Times: После выборов президента, в Европе слышны инициативы о возможных изменениях режима санкций. Как вы думаете, готова ли Беларусь чтобы с нее были сняты санкции?

Линас Линкявичус: Я бы не связывал эту проблему с [прошедшими] выборами. Выборы прошли и мы это заметили. Не скажу, что были какие-то большие ожидания, но не было все так, как в прошлые времена, когда [проходили] массовые беспорядки и репрессии со стороны государства, очевидное и грубое ущемление прав — мы это имели ввиду во-первых. То, что выборы прошли, это хорошо. Но мы получаем разные сигналы от разных источников, наблюдателей, что это все-таки далеко от стандартов.

Я должен прокомментировать этот момент. Да, вы правы. Мы начали говорить о возможности временно остановить санкции. Я хотел бы подчеркнуть слово временно. Как бы испытательный срок. Потому, что было много не очень положительных моментов в прошлом. Но несмотря на все, есть положительные моменты, которые мы должны заметить. Мы должны увидеть те усилия, которые все-таки предпринимаются. Это не выборы конечно. Но это скажем и попытки занять какую-то независимую позицию по важным вопросам для нас — Литвы, для Евросоюза, таким, как позиция по оккупированным частям Грузии — Южной Осетии и Абхазии. Или по отношению того, что произошло с Крымом. Или по отношению [российских] санкций против нас. Можно было рассуждать, что к ним должны были присоединиться и союзники России… Никому не секрет, что Беларусь является членом союзного государства с Россией. Но этого не было. Мы положительно на это смотрим.

Мы постоянно поднимали вопрос о политических заключенных. Я и сам это делал. Мы [по этой проблеме] с коллегами из Беларуси общались не так давно и объясняли, что это препятствие для более нормального диалога. Мы понимаем, что, может быть было много причин этого не делать, но это было сделано. Сейчас можно говорить, что это ничего не значит, но это значит: если человек сидит в тюрьме — это одно, если он находится на свободе — это немножко другое.

Мы хотим, чтобы изменения продолжались и не было возврата к тому, что уже было неоднократно. И если главной проблемой [в отношениях] была проблема политических заключенных, то их сейчас нет. И мы на это должны отреагировать. Ведь мы ведем диалог и с теми странами, в которых тоже (хотя слово «тоже» уже не подходит) есть и есть много политических заключенных. А против них санкции не применяются. Нам надо более одинаково применять эти стандарты. И я думаю, что временно на четыре месяца эти санкции будут приостановлены — политическое решение почти есть, остались некоторые юридические формальности. Будем надеяться, что это будет положительно воздействовать на весь климат. Не питая, я хотел бы это повторить, иллюзий об идеале. Речь идет о тактике, цель которой — способствовать переменам.

EHU Times: Скептики санкционного режима в отношении Беларуси всегда говорили, что вводить санкции против Лукашенко — бессмысленно. Означает ли временный мораторий на санкции их правоту и проигрыш политики ЕС по отношению к Беларуси?

Линас Линкявичус: Наоборот. Всегда нужно иметь ввиду совокупность мер. Например, мы всегда пытались убедить наших белорусских коллег о необходимости диалога об упрощении визового режима. Мы желаем помочь нашим соседям увидеть мир, поскольку его можно увидеть через нашу дверь. Этого долгое время не было. Сейчас вопрос удалось сдвинуть с мертвой точки, есть прогресс и идет подготовка договора о реадмиссии. Этот процесс начался после саммита ЕС в Вильнюсе в 2013 году.

Раньше не было никакого прогресса в диалоге ЕС и Беларуси о модернизации государства. Это так мудро звучит, но по сути это возможность поделится европейским опытом в сфере управления, администрации, юридических реформ. Не обязательно — политических. Мы чувствуем, что последние два года у белорусской стороны меньше скептицизма по этому поводу.

Так что не только санкции имеют смысл. Хотя я убежден, что санкции имеют определенное психологическое, моральное воздействие. Ведь по правде говоря, те люди, которые состоят в санкционных списках, чувствуют себя менее комфортно, нежели те, которых в этих списках нет. Все говорят что якобы это не имеет никакого значения, но мы знаем, что это имеет очень большое значение. Не было бы значения, эти вопросы не поднимались со всей остротой…

EHU Times: а правда ли то, что некоторые белорусские чиновники, находящиеся под санкциями пытались получить шенгенские визы…

Линас Линкявичус: … да, были такие случаи…

EHU Times: … по поддельным паспортам на чужие фамилии?

Линас Линкявичус: ну, были разные случаи. Не хотел бы разбирать это не имея конкретной информации. Но такие попытки показывают, что в Европу хочется съездить не только потому, что любопытно, но и по практическим причинам. Беларусь ведь является европейским государством не только географически. Учиться, вести бизнес очень трудно имея визовые ограничения. Когда я работал послом Литвы в Минске, за день в консульский отдел по вопросам виз обращалось около тысячи людей. А чиновники тоже живут в этой стране и хотят ездить. Если у них ограничения — это большая проблема.

EHU Times: Вы говорите, что неплохо было бы применять одинаковые стандарты отношений ко всем странам. По вашему ощущению — это ситуация [с политическими свободами] в Беларуси больше улучшилась или в других странах ухудшилась?

Линас Линкявичус: я не упоминал слова «улучшилась». Я говорю про динамику, а она положительная и с этим спорить трудно. Мы увидим, является эта тенденция необратима, содействовали ли наши меры этому или нет. Я искренне хочу этого.

Никто не понижает планку. Если кому-то кажется, что мы будем безразлично смотреть на нарушения прав человека или на репрессии против политических деятелей, этого не будет.

Приведу еще один пример, который сейчас уже не так актуален. Вы помните, что когда-то раздавались призывы полной изоляции Беларуси. Не то, что-бы построить физическую стену, но полностью изолировать политически и таким образом наказать. Мы всегда высказывались не только за диалог с белорусским обществом, но и с властью, чтобы в первую очередь не изолировать себя от возможности воздействовать. Я имею ввиду предпосылку что, если где-то действует какой-то режим, то ему даже хорошо, что он изолирован. Ему необязательно что-то менять. И наоборот, если есть какая-то открытость, то попыткой диалога, не понижая планку, можно достичь перемен. Тем более, что я очень много встречался с простыми людьми, не только с чиновниками, и чувствую симпатию белорусам. Это очень терпеливый народ, который заслужил [право] жить в открытой Европе, ездить, получать образование в Европе. И этому хочется помочь. А те, кто этого не хочет, должны остаться в меньшинстве.

Белорусы должны сами решать свою судьбу. Мы не можем и не будем вмешиваться в политические дела Беларуси. У нас нет ни права, ни желания этого. Но мы хотим своим примером, своим опытом, своими ошибками показать, что можно идти каким-то другим путем. Но право выбора всегда будет за белорусами.

EHU Times: скажите пожалуйста, некоторое время назад ЕС вводил санкции против предпринимателей, которые, как отмечалось, являлись опорой режиму. Литва активно в этом участвовала. Некоторые лица из этого списка сумели выиграть процессы в европейских судах сейчас. Это тоже была ошибка?

Линас Линкявичус: Нет. Это тоже был способ влиять на тех, от которых зависит судьба  [перемен]. Я не думаю, что это была ошибка. Просто то, что, как вы говорите, некоторым лицам удалось выиграть а европейских судах, показывает, что все процессы должны идти четко по юридическим нормам, не должны поддаваться эмоциям, критериям вроде «нравится — не нравится». Главным должно быть право и правила. И я очень рад тому, что так и есть.

EHU Times: не находите ли вы, что ситуация, когда ЕС принимает политические решения о санкциях, а потом суд ЕС их отменяет, показывает, что Евросоюз сам себя пожирает?

Линас Линкявичус: надо посмотреть все-таки какие нормы принимаются. Не готов комментировать конкретно хорошо ли, плохо ли. Но все-таки я думаю, мы ставим сами себе больше препятствий, чем это нужно. Может быть на это смотрим слишком упрощенно, слишком либерально… В этом есть определенная проблема, да. Я согласен, что иногда мы сами делаем препятствия, которые не можем обосновать.

EHU Times: по каким индикациям будет определяться, ситуация в Беларуси улучшается или ухудшается? Что можно надеяться на положительную динамику и постепенную отмену всех санкций либо их возврату?

Линас Линкявичус: если положительные процессы будут продолжаться и не будут направлены только на конкретные события, например — выборы, не будет возврата к репрессиям, то можно будет продолжать процесс в таком же духе. Но. Если ситуация будет поворачиваться в плохую сторону, мы оставляем за собой право возвращаться к прежнему: практике политического нажима, не исключая санкции. Поэтому и есть эта временность [четырех месяцев].

Беседуют Яна Ляшкович и Ритас Стасялис

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s