Палітыка

Белорусский политолог: не ищите в оппозиции белорусского Манделу

Юрий Шевцов, политолог, руководитель института Европейской интеграции после закрытия избирательных участков выборов президента Республики Беларусь дал интервью THE ЕНU TIMES по телефону из Минска.

shevtsov

Мало кто сомневался в итогах выборов в той конфигурации, в которой они прошли. Для Вас были ли какие то неожиданности?

Нет неожиданостей не было. Может быть, только определенные нюансы.

Например

На выборах не было радикальной националистической оппозиции. Более всех близка к оппозиционным взглядам г. Короткевич на предвыборной кампании выступала с умеренными право-центристкими воззваниями.

Это произошло по тому, что Запад на этот раз не оказывал практически никакой поддержки оппонентам г. Лукашенко. А без поддержки Запада она является беспомощной.

Неужели это является главной особенностью этих выборов?

Нет. Вторая по значимости — это настроение белорусского общества после событий в Украине. Из-за этого белорусская националистическая идеология стало еще менее популярна, чем была ранее. Националистов общество воспринимает откровенно враждебно.

Пять лет назад почти все конкуренты г. Лукашенко по тем или иным поводам оказались за решеткой? На сей раз обойдется?

Уже обошлось. Пять лет назад в такое время (беседа велась в понедельник в 2 часа ночи) они уже сидели.

В чем причина изменений: оппозиция слабее, режим либеральнее?

Небольшое значение имеет то, что г. Лукашенко важно мнение Запада. Но главное то, что сегодня за белорусской оппозицией на выборах не стоял Запад. Лукашенко всегда боролся не против белорусских оппозиционеров, а против их структур, которых Запад накачивал ресурсами и использовал как инструмент своей политики по отношению к Беларуси. Если Запад отказался от такого механизма воздействия на Минск, то и у Лукашенко нет причины жестко воздействовать на оппозицию.

Означает ли это, что если оппозиция будет более активна, к ней будут применяться «традиционные в Беларуси методы воздействия»?

Если они перешагнут грань политического насилия, вся мощь белорусского государства будет обращена на подавление таких действий. А если они, как сегодня, соберутся, помашут флажками и разойдутся, это будет восприниматься толерантно.

Hо в недалеком прошлом помахать флажками или даже похлопать руками в цетре белорусских городов было не так то просто…

Именно по тому, что это воспринималось как инструментарий сильных внешних сил.

Западные наблюдатели отмечают, что г. Лукашенко зачистил политическое поле от конкурентов еще до выборов, а избирательная кампания, особенно на государственном телевидении была организована в одни ворота. Зачем, если поддержка президента в обществе однозначная?

Вы — в плену иллюзии, что нынешняя оппозиция способна выставить на выборы достойного кандидата. На этих выборах была выдвинута г. Короткевич, политик умеренных, право-центристcких взглядов, однако ей не удалось набрать существенную популярность. Хотя она имела возможность вести кампанию на свое усмотрение. То, что на Западе называется белорусской оппозицией, это не оппозиция, а, по мнению властей — клиентура внешних сил. По этому и отношение соответствующее.

Конечно, сложно обсуждать в категории «что было бы, если было», но если представить, что политики,только накануне выборов выпущены из тюрьмы, могли заниматься политической деятельностью весь политический цикл…

Сомневаюсь. Например г. Статкевич, который вышел из тюрьмы гораздо позже остальных месяц назад: он сделал несколько радикальных, потом неделю отдыхал заграницей. Затем он вывел несколько сотен человек на улицу накануне голосования. Сегодня он сообщил, что до обеда дома будет грузить картошку. Перед нами — даже самый стойкий и серьезный представитель оппозиции — это далеко не «Mанделла». Остальные были не лучше.

Обозреватели в Беларуси надеются на то что Европейский Союз после выборов изменит если не политику, то взгляд на режим Александра Лукашенко. В чем резон ЕС такого изменения?

Первая причина — это ситуация в Украине: от Беларуси зависит, замкнется ли два антироссийских пятна — прибалтийский и украинский — в одну полосу между Балтийским и Черным морями. Если сомкнется и в какой то форме возникнет новое Великое Княжество Литовское, то раскол между ЕС и Россией станет очень глубоким и долгим. Он будет хуже, чем холодная война, которая будет сопровождаться насилием по примеру Донбаса. В ЕС очень многие не хотят обострения ситуации. Пока Беларусь будет такой, какова она есть, она поможет локализовать кризис в границах Украины.

Какие форматы сотрудничества между ЕС и Беларусью возможны и необходимы по Вашему мнению?

Мне кажется, что никакой революции в отношениях Беларуси и ЕС не произойдет. Беларусь остается союзником России и очень далекой от европейских ценностей. Возможна нормализация дипломатических отношений, что-бы г. Лукашенко и другие чиновники могли совершать визиты в ЕС. Это поможет приподнять экономическое сотрудничество, особенно с Польшей, Литвой и Украиной.

Правильно ли я понимаю, что Вы имеете в виду снятие экономических санкций с Беларуси?

Да. Конечно, никто не ожидает снятия санкций в полном объеме, но в oсновном, да.

Ввиду экономических проблем и в определенных международных проблем Москва желает, чтобы для Беларуси настал момент истины союзничества. Будет ли официальный Минск дальше лавировать демонстрируя определенную независимость от Москвы?

Отвечая в предлагаемых Вами терминах — да, будет пытаться лавировать.

Достаточен запас прочности у г. Лукашенко перед лицом прогнозируемых проблем в экономике и сложных переговорах с Москвой по вопросам экономического сотрудничества в несколько следующих лет?

На эту ночь у г. Лукашенко — блестящая победа. Вокруг него общество сплотилось до такой степени, какого не было даже в 1994 году.

Это сплощение — не симулякр, а реальное состояние общества?

Да. Если это был бы симулякр, вчера и сегодня на улицах было бы хотя бы столько протестующих, как пять лет назад.

Лукашенко уже не молодой человек. Что произойдет с режимом, если ему придется уйти?

Это и сложный, и простой вопрос. В любом случае, если нынешний президент покинет свой пост, к власти придет лукашенковец. Другой политической элиты в Беларуси нет.

Для обывателя даже соседней с Беларусью страны очень странно выглядит то, что г. Лукашенко везде, в том числе на международных встречах сопровождает малолетний сын. Что это за сигнал?

Для большинства белорусского общества это тоже странность. Но этому не придается большое значение. Cам г. Лукашенко дает понять, что это некая дань сентиментальности. Большинство, наверное, предпочло, что бы на публике этого тандема не было, но и не видит в этом слишком большого греха.

Во время официальной предвыборной агитации трудно было не заметить бело-красно-белые флаги, другие символы, которые до сих пор считались проблемными. В предвыборных речах г. Лукашенко говорил о «белорусскости». Будет ли официальная власть развивать этот тренд национального самосознания?

Это сложное понятие. Государственная версия «белорусскости» исходит из советской традиции. Белорусский национализм этой традиции противоречит. Практически по всему спектру идеологем — государственной символики, трактовки истории Второй мировой войны, оценки советского наследия. Но традиция советской культуры не противоречит белорусскому языку, некоторым элементам истории Великого Княжества Литовского. Но базисом государственной идеологии и символики является все, что связанно со Второй мировой войной.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.