Галоўнае / Грамадства / Меркаванні / Палітыка / Універсітэт

Казус ЕГУ: низы как могут, верхи как хотят

UntitledНе хочется говорить лозунгами и рвать на себе тельняшку. Хочется быть простым и ясным как письмена на заборах. Тем более, что ситуация предельно ясна.

Был общий проект и общая сказка. Проект звался ЕГУ. А сказка была про остров свободы в болоте авторитаризма. Остров разума, где правят исключительно интеллект и европейские ценности.

Проект еще есть. А вот сказки уже нет.

Поскольку в течение последних лет вырисовалась грустная картина: общее предприятие оказалось приватизированным администрацией. Иными словами, перефразируя вождя мировой революции, низы как могут, верхи как хотят. Я не ощущаю себя равноправным партнером в академическом проекте. Нам упорно вбивают в головы, что мы несущественны и заменяемы. Вот администрация – это власть и авторитет. Администрация, мол, и есть центр данного предприятия.

Я убежден, что все обстоит абсолютно не так. Кто делает университет университетом? Никак не управленцы. Набор разрозненных усилий превращает в академический проект то, без чего он невозможен. Это штат компетентных преподавателей. И это, конечно же, студенты – те, кто приходит за наукой. И, кстати, существенно финансирует проект: оплачивая свое обучение, вы вкладываете в ЕГУ ежегодно больше, чем любой зарубежный донор.

Преподаватели дают делу свой интеллектуальный капитал, студенты – финансовый. Мы партнеры. Мы вкладчики. А теперь давайте спросим друг друга: кто в этой системе с нами реально считается? Не угощая чаем раз в год и как-то вдруг. Не разрешая пару раз в семестр поулыбаться донорам. Не выплачивая символическое – зато «европейское» — вознаграждение. А дав нам то, чем давно пользуются все академические сообщества нормальных европейских университетов: право озвучивать свои требования и защищать свои интересы в ходе принятия ключевых для судьбы проекта решений.

Ответ, думаю, вполне очевиден для любого, кто хоть минимально в курсе нашей ситуации. И он неутешителен. Резонно предположить, что подобный порядок весьма условно можно считать европейским. Значит, наш проект болен. Значит, его надо лечить. Но очень трудно поверить в обещания реформ, когда их дает команда, которая довела ситуацию до кризиса.

Мы – Платформа – хотим элементарных и естественных для обычного академического заведения вещей: разделения власти и ответственности между администрацией и сообществом. Плюс прозрачность принятия ключевых решений. Да, это вещи очевидные. Но у нас за них, оказывается, нужно бороться.

Поэтому мы идем на выборы в Сенат – и это последняя попытка академического сообщества добиться права влиять на события. Если не выйдет – ЕГУ необратимо продолжит превращаться в нечто совершенно иное, чем «остров белорусской свободы». И за это другое уже никто из беларуских интеллектуалов не станет рисковать репутацией и благополучием – как это было при эмиграции проекта в Вильнюс. Просто потому, что национальный демократический проект станет рядовым коммерческим предприятием.

Насчет «бездействия» ЕГУшных масс. Да, пока большинство – как преподавателей, так и студентов — молчит и выжидает. Это естественно: ситуация зависимости от «верхов» порождает страх активных действий. Но не надо думать, что тот, кто молчит, не видит происходящего. В Советском Союзе тоже хватало несогласных – но они отмалчивались, потому что были беззащитными перед властью. А потом случилось то, что случилось.

Максим Жбанков

9 ответов на “Казус ЕГУ: низы как могут, верхи как хотят

  1. «защищать свои
    интересы в ходе принятия
    ключевых для судьбы проекта
    решений» — так всё равно интервью не прояснило, что у них там конкретно случилось и что они не поделили. Лишь общие обтекаемые фразы.

    • Не поделили демократию, Пух. Всё довольно просто. В рамках любого проекта всегда существует неразрешимый антагонизм, конфликт интересов за распределение полномочий, средств осуществления власти. ЕГУ, мне кажется, никогда не был одним единым проектом, с универсальной идеологией. Внутри университета существовало всегда несколько проектов, несколько видений того, что и как должно быть. Открываем Билла Ридингса «Университет в руинах»: конфликт неолиберального менеджмента в лице университетской бюрократии и академического сообщества лице господ -профессоров из кафедр. У одних прагматическая цель, у других другие ценности. Здесь всё просто, нам наверное кто-то намекает, что демократия — это неэффективное управление, университет — это корпорация со своими законами бизнеса и эффективного управления, а другие пытаются объяснить (не всегда понятно, к сожалению), что конфликты — не есть плохо, что конфликты и публичная критика — терапия на уровне членов сообщества. У одних ответ на это всё — репрессии в решении конфликтов, как того, что подрывает имидж корпорации, а у других публичные нападки на политику, проводимую администрацией, иногда явно провокационную, т.е. заставляющую власть «огрызнуться», показать зубы, т.е. продемонстрировать скрытое, запрятанное не-демократичное и даже ни черта не-либеральное ядро поведение/проведение/достижения своих целей. Вот и сталкиваются эти две позиции: разное понимание демократии и свобод. Там, где для одного свобода, для других рабство. http://coub.com/view/2e09i62

  2. Студенты (хотя, по моем наблюдениям, далеко не большинство) уже с прошлого года следят за развитием событий, искренне переживая и действительно не зная, что делать. До того, как платформа «За новый ЕГУ» , неравнодушные и смелые преподаватели не начали выступать в публичном пространстве, понять, что вообще происходит в администрации, между администрацией и преподавателями для студентов было практически не возможно.
    До сих пор много происходит много непонятного, во всяком случае, лично для меня. Из последних потрясений и действительно «выходок» администрации — Кодекс Поведения. Прекрасный документ, который относится ко всем «членам сообщества ЕГУ», и призывает сообщать о нарушениях этого самого кодекса, обещая «сообщателям» неприкосновенность. Этот пункт вызвал полнейшее недоумение. Но и весь документ в целом тоже прекрасен. Но больше всего меня поразил тот факт, что я, студентка и член сообщества ЕГУ, узнаю об этом документе из новостных статей в интернете, а не из рассылки/сообщения в мудле/обращения ректора/общего собрания или других форм сообщения. А просто как факт. Вот вам. Уже не говоря о том, что документа нету ни на русском, на даже на белорусском языках. А на сайте он предоставлен на английском языке в виде сканированного документа без распознавания текста, что тоже очень странно.

  3. Реакцию администрации от части можно понять. Да, все эти волнения подрывают и без того шаткую репутацию университета. Почитайте комментарии и заголовки в новостях — для всех, кто хотел позлорадствовать и разнести в пух и прах наш университет теперь поводов хоть отбавляй. И не скажешь ведь, что они совсем не правы.
    Но если подумать почему мы выносим сор из избы, то ответ прост — это вынужденные меры, когда разные участники университета не слышат друг друга и не идут на диалог.

  4. Калі коратка расклад такі:
    ЭГУ — ВНУ не аўтарытарная. Аўтарытарная палітыка рэктара і атачэньня.

    1/3 выкладчыкаў за стварэньне нэўтральнай установы вышэйшай адукацыі без аніякай ідэялягічнай заангажаванасьці, карыстаючыся камерцыйным (нэалібэральным) стылем кіраваньня. (Уні = прадпрыемства)

    2/3 выкладчыкаў — За працяг беларускага накірунку ЭГУ ці захаваньне Status quo.

    Беларускі faculty замяняецца Летувійскім з-за чыста прагматычных мэтаў — гэта фінансава выгодней.

    International governing board вырашыў надаць ЭГУ больш ангельскамоўных курсаў.

    Праграма паліталегія, што мела бадай найвялікую канцэнтрацыю выкладчыкаў і студэнтаў «За беларускі ЭГУ» зачыненая (Афіцыйна — з-за недабору, хаця есьць інфа што падалі заявы больш за 20 абітурыентаў).

    Відавочна, што пплятформа за новы ЭГУ — адказ выкладчыкаў як зь ідэялягічных так і з прагматычны мэтаў. Выкладчык зь Беларусі выгодна працаваць у ЭГУ, т.я. гэта даволі эфэктыўная крыніца заробку (1-2 тыдні ў месяц адчытаць лекцыі й зваротна ў Беларусь). А гэты дакумант — адказ адміністрацыі на зьліў інфы ў СМІ гэтай жа плятформай, дзе была паказаная толькі ідэяляічная, беларуская й чыстая выява рэвалюцыйных інтэнцыяў плятформы.

  5. Буду чертовски признателен за ссылку на сей документ, а также за более подробное объяснение того, что же все таки происходит в университете, написанное доступным для белого (читай «несведущего») человека языком. Спасибо)

  6. Ladies and Gentlemen,
    I’d be very interested to hear from those complaining about «repression» just who, exactly, is being «repressed». The alternatives and ideas various people are proposing have been given as much space as they could reasonably expect. And, just as not all agree with every step of the administration, so, too, the administration may not and need not agree with every new idea or initiative. This does not equal «repression» or «authoritarianism» or anything of the sort.

    According to our Statute, it is the Rector who is ultimately responsible to the stakeholders of the University for management decisions, including establishing and enforcing Codes of Conduct (which are nothing unusual at universities in democratic countries; in fact, we are required by law to have such a code and work began on drafting the new one last spring). So long as the Rector is responsible for them, management decisions will be made according to his best judgment. He is in regular consultation with community members and stakeholders, who have various channels by which to provide input.

    Lastly, it is one thing to propose and advocate for ideas and initiatives, quite another to spread malicious gossip and misinformation with the intent of undermining the credibility of our institution and its stakeholders and leadership. I sincerely hope that all of us recognize this distinction, though the actions of a few have lately given cause for concern.

    • Так, обождите, так что я один умный, а все вокруг тупые?

      То есть, что ЕГУ, это конкретно коммерческий проект, где учатся ЗА БАБКИ конкретно дети белорусских чиновников, знал я один?

      Еще три года назад, когда туда поступал мой брат, не последний человек в оппозиции — ему было конкретно сказано: «Никаких бесплатных обучений, здесь вам не тут». А теперь вдруг «остров свободы»?

      Хватит фарисействовать! Когда ЕГУшников сняли с поезда, они писали: «Кто такой этот Шушкевич, из-за него я туфли испортила» — это что, остров свободы? Когда отчислили Зарамбюка и еще группу оппозиционеров — это остров свободы? Посидите у входа, посмотрите, кто приезжает и на каких машинах с белорусскими номерами. Когда редактора одной независимой газеты пригласили на «показать» будущих журналистов — они, эти журналисты, между прочим, целиком минчане, кроме одного полочанина, оказались полностью стерильные в политическом плане — они спрашивали, почему вас власти преследуют, разве нельзя жить ПО НОРМАЛЬНОМУ? Секрет полишинеля открыли блин… ЕГУ, оказывается, не остров свободы…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.