Галоўнае / Грамадства

КАЖДЫЙ РАЗ ПОСЛЕ СМЕРТИ ПАПЫ…

…Так получилось: в этот день я была в Риме, в Federazione Nazionale della Stampa Italiana (профсоюз журналистов). Мы, как всегда, занимались своими журналистскими делами и за суетой никто особенно не думал о делах церковных…

Каждый раз после смерти папы

Но вдруг очень громко зазвонил колокол базилики Святого Петра, находящейся  на расстоянии триста метров от нашего офиса. Тут же в Интернете пошли сообщения агентств прессы: «Белый дым из трубы над Сикстинской капеллой!  Избран римский Папа. Через полчаса узнаем «кто…»

А я совсем случайно оказалась в Риме, назавтра – встреча в Посольстве России. Но так или иначе, сегодня получилось, что нахожусь в правильном месте, в правильное время…. И почему бы не увидеть лично то, что  прежде видела только по телевидению, и так редко — только пять раз за свою не очень маленькую  62-хлетнюю жизнь? Не напрасно в итальянском языке есть выражение: каждый раз после смерти Папы –  то есть, очень редко… К тому же, если изберут молодого кардинала, такого, каким был Ян Павел второй, следующий раз у меня будет…Ого! Нет, лучше не рисковать, не пропускать этот уникальный случай!

Решено – иду смотреть!

Но сразу у выхода из здания начинается то, что определяется хорошим русским словом «бардак» – в его римском эквиваленте. По улице не пройти. А возле недалеко расположенного моста на Тибре полицейский кордон: оказывается, в этот вечер через мост нельзя проезжать на машинах и мотоциклах. Но римляне, еще со времен патрициев, народ вольнолюбивый и, следовательно, недисциплинированный – подчиняться командам они не желают.

В результате – перед кордоном толчея, словно в Минске на Комаровке, а над кордоном полифония возмущенных голосов! Муниципальная полиция наводит порядок и очень эмоционально объясняет водителям мотоциклов, что на улицу Кончилиационе им нельзя. Недовольные жители Рима и гости не менее эмоционально выражают свое несогласие…Переводитьвсе итальянские идиоматические выражения, употребляемые при этом, было бы не вполне прилично.

Плюс ко всему, идет сильный дождь. На мосту все спрашивают друг друга:  «Выбрали Папу, правда?». Все торопятся, и я, обычно очень спокойная, тоже проталкиваюсь и  ускоряю шаг. А идти, собственно, некуда – впереди, на площади большая и плотная толпа.  Там опять полиция:  заглядывают в каждую сумку, но скоро пропускают. Всюду, группы журналистов разных телевизионных компаний: из Франции, Испании, США. Огромные прожекторы на крышах зданий на левой стороне площади – светло как днем. А внизу целый лес зонтиков, шевелящихся под дождем!

Меня вынесло к центральному обелиску, откуда, между прочим, ничего не видно. Интересно, в те времена, когда не существовало ни телевидения, ни прожекторов – как могла толпа приветствовать нового папу, практически, не видя его? И еще: расстояние, которое отделяло тогда отцов церкви от простых людей – осталось таким же? Говоря откровенно, грустные мысли были у меня в этой толпе на площади…

А вокруг, кроме несколько священников, одетых в чёрные пальто, и немалого количества иностранных туристов, (говорящих по-английски и ожидавших, что изберут кардинала из США) все больше стояли обыкновенные жители Рима. В их обществе торжественная «духовная» церемония неизбежно приобретает характер нормальной толкучки. Тем более, что началась борьба против зонтов.   Всюду слышится:  «Оmbrello, ombreeeellooooooo!!!», – то есть «Зонт!» Самые вежливые закрывают свои зонты, чтобы не мешать собравшимся, но не все. Старушка в щляпке пытается  открыть зонт. Тут же реакция толпы:  «Закрываааааай!!» Ничего не сделаешь – толпа она и в Ватикане толпа.

В ожидании момента, когда откроется окно и декан скажет по латински «Nuntio vobis gaudium magnum, habemus papam!», слушаю разговоры соседей на римском (очень забавном!) диалекте.

– Кто будет, итальянец или иностранец?

Кажется, что речь идет о лотерее…

– Хорошо бы, что бы был молодой…

– Нет, если молодой, то обязательно дурак! Молодого нужно подержать лет 30!..

– Хорошо бы был из Европы, тогда будут приезжать туристы… И мы снова разбогатеем – помнишь сколько богатых немцев приезжало? А до этого сколько поляков…

– Нет, поляки бедные… Даже кофе не пили…

Очень «одухотворенная» беседа… Наконец открывается окно. Кардинал что-то говорит. До нас доносится только: Georges Bergoglio… Все смотрят друг на друга «Кто такой?» Негромкий голос стоящей рядом монахини разъясняет: «Он из Аргентины…» Понятно. Разочарование вокруг: сколько может приехать туристов из далёкой Аргентины? Мало, слишком мало…. Римляне на этом не разбогатеют.

Но, все же, хочется сразу посмотреть на нового папу. Ожидаем. Один из соседей по толпе говорит «Есть хочется». Человек рядом что-то достает из кармана: «Вот пожалуйста, здесь печенье… Взял на всякий случай».

В 19.50 в дворцовом окне, на которое все смотрят, зажигается свет. Толпа возбуждается, волной прокатывается гул…. Но окно не открывается. Начинаетсяскандирование: «Checco, vieni fuori!»

“Checco” на римском диалекте — уменьшительное от Франциск и “vieni fuori” означает “выходи”… Как будто вызывают «попсовую» знаменитость…Но это Рим….

Окно открывается в 20.05, ровно через пять минут после начала всех выпусков теленовостей.

Папа говорит… Но он слишком далеко, ничего не видно, там, на балконе,  вверху…

Больше мне не интересно. «Новость» состоялась, оставаться больше незачем, а благословение мне не нужно. Попрощавшись с соседями я ухожу.

Патриция Романьоли

Патриция Романьоли

Журналист, преподаватель ЕГУ

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s