Грамадства / Палітыка / Эканоміка

РАЙОННАЯ ГОСЖУРНАЛИСТИКА

В стенах самого западного из белорусских ВУЗов отрыв от родины, возможно, более всего грозит серьезными последствиями представителям самой прикладной из ЕГУшных специальностей — журналистике. Каков он белорусский контекст, все хорошо знают. Но вот о реалиях журналистской работы мы знаем мало: чаще узнаем из информационных сообщений, чем чувствуем на собственной шкуре. Итак, краткий экскурс, ликбез по типичной  белорусской «районке», которая и сегодня суть есть «коллективный пропагандист, агитатор и организатор».

Компьютерное младенчество

В одной из районных газет нашей стабильной родины – «Наша Талачыншчына» Толочинского района мне в этом году довелось проходить двухнедельную практику. Первое, что удивило: в кабинете редактора газеты отсутствовал компьютер. Поэтому для беглого ознакомления шеф-редактора Виктора Бирюкова (в прошлом завотделом пропаганды и агитации райкома партии) с предлагаемыми мной материалами пришлось прибегнуть к услугам принтера. Принтер нашелся у более продвинутых в компьютерном плане молодых сотрудников редакции, расположившихся в соседнем кабинете. Для редактора повальная компьютеризация, о которой в районках слыхом ни слыхивали еще лет 5 назад, стала настоящим бедствием. Об этом он честно признался и даже продемонстрировал нелюбовь к «компьютерам и прочим железякам» действием: редакторскую правку он производил шариковой ручкой. Да еще и размашисто начертал на краю страницы привычную заветную резолюцию: «В набор».

Невостребованная флэшка с текстом будущей публикации осталась в моем кармане, а бумажную версию секретарь отнесла наборщицам(!), рабочее место которых находится за дверью с надписью «Наборный цех». Некогда там вручную набирался свинцовым шрифтом текст, потом появился линотип. Теперь строчат на клавиатуре компьютерщицы-пулеметчицы, периодически отрываясь от экрана дисплея, чтобы разобрать почерк начальника.

Ни в одной из региональных белорусских негосударственных газет наборщиц не держат – за ненадобностью. А тут, на госбюджете – почему бы и нет?

Районная практика – смешная и грустная

Первый инструктаж, он трудный самый – процесс обмена полунамеками, где редактор Виктор Бирюков пытался выяснить: насколько пришедший журналист понимает, что писать можно, а чего категорически нельзя. И будьте уверены, если человек занимает редакторское кресло в районе, он знает об этой системе все и даже больше. Например, в государственной прессе есть целый перечень табуированных слов: первыми в этом  списке значатся «чиновник», «бюрокоратия», «вертикаль»…  Реакция на отступление от запретных тем следует моментально: руководитель газеты мчится в райисполком пред ясные очи главного идеолога и возвращается оттуда с почёрканной газетной страницей.

В то же время, редакторам не позавидуешь: обязательный процент критических материалов от них требуют идеологические работники рангом повыше – из облисполкома. Задача: ухитриться набрать этот процент, не критикуя собственное начальство – чиновников районного исполкома – только для непосвященных кажется невыполнимой. Под пресс критических выступлений районного «боевого листка» попадает, как правило, зоотехник, ветеринарный врач, заведующая фермой, агроном сельхозпредприятия, уже получившие выволочку от руководителя исполкома.

Значительную часть газетных полос занимают сухие строки материалов информационного агентства Белта. Но особенно вредят качеству газеты спускаемые «сверху» материалы министерств и ведомств. Они обязательны к публикации. Редактировать официоз, написанный сухим и корявым языком, нельзя. Уклониться от публикации тоже.

В редакции жесткое ограничение на доступ в Интернет. Возможность выхода в сеть есть лишь у ответственного секретаря, но и то только в определенные часы, простые журналисты лишены этой «привилегии» вовсе.

При редакции газеты самостоятельным субъектом числится районное радио. Выходит оно два раза в неделю. Существенную долю радиоэфира занимают обзор публикаций газеты прежде всего, стихов местных авторов! При этом, даже наличие сомнительной рифмы уже считается поэзией высшего пилотажа. Трансляция идет по проводам через районный узел электросвязи. Казалось бы, давно пора отказаться от обузы обслуживания проводной системы и перевести весь район на эфирное вещание, выделив для этого время в расписании областного радио и соответственно изменив штаты: был редактором районного радио — становись корреспондентом областного радио по своему региону

К слову, о штатах можно писать отдельную статью: количество секретарш, наборщиц, рекламных агентов, корреспондентов в отделах сельского хозяйства, социальных проблем и писем впечатляетТекучесть кадров – очень ощутимая, объясняется она полусекретной выдачей целевого направления на филологический (журналистский) факультет областных педуниверситетов для племянниц, дочек, троюродных внучек местных чиновников. Проучившись за бюджетные средства, через 5 лет они  возвращаются в газету. И тогда редактор с ужасом обнаруживает неспособность своих недавних протеже написать более трех строк. При мне одна из таких выпускниц вернулась из творческой поездки без фото героя материала… Объяснение простое: «Я постеснялась».

Гонорары и зарплаты

Нормой нагрузки на журналиста является 1500 знаков в номер. Два раза в неделю. Этот материал не оплачивается гонораром. Сверх этой нормы оплачивается по ставке известной лишь редактору и его заму. Впрочем, если работник не выполняет даже эту мелочь, он все же исправно получит свой миллион с лишним. В среднем журналист районки получал летом около 1.250.000 белорусских рублей. Меньше, чем размер стипендии в ЕГУ, но больше чем средняя зарплата по району.

О роли фрилансеров говорить не приходится по причине упорного непризнания в редакции правительственного постановления о минимальных ставках литературного гонорара. Несколько тысяч «зайчиков» за вполне приличный материал – больше редакция платить упорно не желает, зато в каждом номере появляется сразу нескольких подписанных редактором материалов, рекорд – 5-6 не считая тех, что помечены псевдонимами.

При этом идут работать в газету не только и не столько за неплохими (по провинциальным меркам) деньгами, но и за неким «статусом»: быть журналистом единственного (конкурентов у госпрессы на местном уровне, как правило, нет) в районе печатного издания дорогого стоит. Кроме того, открываются перспективы: неплохо пишешь и лоялен к власти – попадешь в областную газету. А оттуда недалеко и до вершин белорусской госжурналистики.

Александр Петрушенко

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s