Грамадства / Культура / Палітыка

НИКТО НЕ ХОТЕЛ ВОЗВРАЩАТЬСЯ

Вопросы перенаселения, характерные для большинства развивающихся стран, а также вопросы стремительного роста средней продолжительности жизни, изучаемые европейцами, пока Беларусь обходят стороной. 

Государство в настоящее время решает проблемы другого рода. По данным Белстата, население республики ежегодно сокращается на 25-29 тыс. чел. Можно сказать, каждый год в Беларуси становится на один средний по размерам город меньше. Цифры неутешительны. Помимо этого население стареет — по данным Белстата из 9 465 000 человек, живущих в Беларуси, процент людей, перешедших границу трудоспособного возраста, составляет около 22,8% (54 года для женщин, 59 – для мужчин).

По классификации ООН, если количество людей старше 65 лет превышает 7%, то население можно считать старым. В Беларуси эта цифра не менее 13,8%, что в два раза выше критического уровня. Такими темпами, скоро некому будет работать.

Еще более осложняет ситуацию тот фактор, что страна переживает такие сложные демографические времена не только из-за естественных причин, но и из-за массовой эмиграции трудоспособного населения.

Свой трехлетний опыт жизни за границей я дополнила комментариями других «эмигрантов», пытаясь понять  – почему белорусы уезжают, и когда нам ждать массового возвращения на родину?

1. Елена, фотомодель, совладелица кафе, 43 года,  Каунас (Литва)

— В какой момент Вы четко осознали, что надо уезжать?

— Вышла замуж и уехала. Даже не стоял вопрос о том, где будем жить. А с мужем познакомилась в Литве еще в 89-м году, еще когда Советский Союз был. Тогда проходил первый международный конкурс фотомоделей. Снимал нас известный фотограф Ракаускас, кстати, он и сейчас еще работает. Там я познакомилась с будущим мужем и уехала к нему в Литву.

— Почему именно эта страна?

— Причина в первом вопросе – вышла замуж и уехала.

— Влияет ли Ваша национальная принадлежность на отношение к Вам?

— Нет, абсолютно. Тем более, что в 89-м году, когда приехала в Литву, не было таможен и границ. Я очень быстро выучила язык и сейчас говорю практически без акцента. Меня часто принимают за литовку из региона Сувалкия – в Литве пять регионов, и жители каждого имеют свой акцент.

— Не жалеете что уехали?

— Нет. Конечно, не жалею.

— Вы бы вернулись в Беларусь, если…

— Ну, во-первых, если бы Беларусь вошла в ЕС, стала правовым государством… Но вообще это так, только в теории. Может, если бы совсем все разладилось, развелась с мужем, но это маловероятно. Честно говоря, я сомневаюсь, что вернулась бы в любом случае, поскольку большую часть жизни провела в Литве. Мне 43 года, и 23 из них я провела тут, а только 20 в Беларуси.

2. Ирина, 32 года, Германия. Радиожурналистка

— В какой момент Вы четко осознали, что надо уезжать?

— Четыре года назад случилось несчастье – мне поставили диагноз, который в Беларуси не лечится. Я просто вынужденная была уехать, чтобы выжить.

— Почему именно эта страна?

— Я уезжала не в ту страну, в которой сейчас живу. В любом случае, выбор был по языку, которым владею. Поэтому я здесь могу полноценно работать по профессии, не чувствуя никакой ущербности.

— Влияет ли Ваша национальная принадлежность на отношение к Вам?

— Может немного и влияет, но, честно говоря, не чувствую особого давления.

— Не жалеете что уехали?

— Нет.

— Вы бы вернулись в Беларусь, если…

— Если бы в стране сменился политический режим. Очень сложно жить в тоталитарной стране.

3. Оксана, 34 года, домохозяйка, Вильнюс (Литва)

— В какой момент Вы осознали, что надо уезжать?

— Всегда планировали с момента создания семьи и окончания института (примерно одно время), 6 лет назад.

— Почему именно эта страна?

— Муж здесь родился, у нас тут есть родственники, и вообще, мы любим этот город.

— Влияет ли Ваша национальная принадлежность на отношение к Вам?

— Нет. Но с тех пор, как тут появилось много жертв режима, я не «размахиваю» своей национальностью — их не очень жалуют.

— Не жалеете что уехали?

— Нет.

— Вы бы вернулись в Беларусь, если…

— Мой дом здесь.

4. Светлана, 23 года, солистка балета, СПб (Россия) – Варшава (Польша)

— В какой момент Вы четко осознали, что надо уезжать?

— Осознания того, что нужно уезжать у меня не было. Всегда хотелось уехать, но скорее по каким-то собственным внутренним порывам, нежели с какой-то определенной целью. Хотелось опробовать свои силы в поступлении в Академию Русского Балета. Чтобы не жалеть в жизни, что не решилась на это когда-то.

— Почему именно эта страна?

— Почему я уехала в Санкт-Петербург? Так сложилось за время многолетней истории, что уровень русского балета является одним из лучших в мире до сегодняшнего дня. Одна из самых известных школ русского балета как раз располагается в Северной столице России.

— Влияет ли Ваша национальная принадлежность на отношение к Вам?

— Очень много езжу по миру. Никогда не встречала никаких определенных взглядов, мнений, точек зрения на то, что я являюсь гражданкой Республики Беларусь.

— Вы не жалеете что уехали?

— Я не жалею, что уехала.

— Вы бы вернулись в Беларусь, если…

— Я не рассчитываю возвращаться в Беларусь. Можно приехать погостить на несколько недель, но жить там, при нынешней ситуации я бы не смогла. Повидав мир, прожив некоторое время в Европе, было бы невероятно тяжело перестроиться. Для того чтобы мне вернуться, в Беларуси должна пройти … ну, скажем образно — «эпоха Возрождения».

4. Максим, менеджер в страховой компании, 30 лет, Москва (Россия)

— В какой момент Вы четко осознали, что надо уезжать?

— Осознание «надо уезжать, потому что здесь делать нечего» пришло курсе на третьем университета – когда настало время определяться с конкретной работой (проще – источником существования).
Мысль «неплохо бы съездить в другие страны, посмотреть, как живут» пришла раньше – классе в десятом.

— Почему именно эта страна?

— Была выбрана не Россия в целом – была выбрана Москва. Причины: нет формальных барьеров для приезда и пребывания – пограничный контроль отсутствует в принципе, режим регистрации максимально облегчен; Еще: «стоимость входного билета» минимальна – расходы на дорогу и минимальное обустройство относительно невелики. Еще: возможность сразу же найти работу – практически нет формального фильтра по отношению к белорусам, не нужно разрешение на работу. К тому же: определенный интерес конкретно к Москве как lifestyle brand – сейчас этого нет и в помине, только злость на толпы, грязь и пробки.

— Влияет ли Ваша национальная принадлежность на отношение к Вам?

— За 6 лет в Москве практически ни разу не  столкнулся с тем, что мой белорусский паспорт является препятствием – при всей «фантомности» Союзного государства. Только антрополог, наверное, сможет сказать, что я не принадлежу к великорусскому типу – так что в этом смысле тоже — нет.

— Вы не жалеете что уехали?

— Кратко – нет, не жалею. В современную Беларусь хорошо съездить на пару дней с московской зарплатой в кармане. Унылость общественно-культурной жизни на Родине и полное отсутствие публичной политики тоже не добавляет энтузиазма.

— Вы бы вернулись в Беларусь, если…

— Если бы дела в Беларуси шли примерно так же, как в соседней Польше: реально работающая демократия плюс европейский подход к бизнесу. Сейчас в РБ гайки закручены сильнее, чем в России – а денег гораздо меньше. Возвращаться нет смысла.

5. Александр, художник, 28 лет, Копенгаген (Дания)

— В какой момент Вы четко осознали, что надо уезжать?

— Осознание, что надо уезжать, пришло ко мне сразу после первого года обучения в Белорусской Академии Искусств. Уехать, правда, удалось только после третьего.

— Почему именно эта страна?

— Мне это было удобно: в Дании у меня живет родная тетя с мужем, поэтому имелась своего рода опора на первое время. Два лета подряд, перед тем как окончательно покинуть Беларусь, проводил у тети – ездил на пленэры, писал картины. Еще более приятен был тот факт, что там люди больше интересуются искусством – часто, когда писал в городе, подходили, смотрели, спрашивали… Некоторые даже приходили домой к тете посмотреть и купить мои работы. Потом поступил в Королевскую Академию Искусств.

— Влияет ли Ваша национальная принадлежность на отношение к Вам?

— Нет, абсолютно не влияет. Ни разу с этим не сталкивался за все время.

— Нне жалеете что уехали?

— Нет, не жалею

— Вы бы вернулись в Беларусь, если…

— Возможно, и вернулся бы в том случае, если бы в Беларуси изменилась власть. Конечно, если представить что Беларусь была хотя бы такой, как Польша или Литва, я бы, может и подумал о возвращении. Но в сегодняшней ситуации – нет.

P.S. Ответы респондентов в целом совпадают и с моей позицией. Тенденция налицо. Многие рассматривают возможность возвращения, но уже в другую Беларусь. Поэтому нашей стране предстоит еще долгий путь, чтобы зов синеокой Родины оказался не пустым звуком, а торжественным набатом, призывающим отказаться от комфортной заграничной жизни ради не менее комфортной беларуской. Пока что улучшений не предвидится. Так какое же государство позаботится о нас, когда мы состаримся?

Виктория Твардовская

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s